Комментарий к главе 46 «Производство по уголовному делу о применении принудительных мер безопасности и лечения» Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (часть 1)

Основания применения принудительных мер безопасности и лечения

Принудительные меры безопасности и лечения — это вид уголовно-правового воздействия, не являющийся уголовным наказанием, представляемый собой систему психотерапевтических, медико-профилактических и медико-реабилитационных мер, а также систему медицинских мер по уходу и надзору за лицами, страдающими психическим расстройством (заболеванием), лишающим их возможности сознавать значение своих действий или руководить ими, если эти лица по характеру совершенного ими деяния и своему психическому состоянию представляют опасность для общества.

Применяются они в соответствии с ст. 100 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее — УК) к четырем категориям лиц. Однако в рамках главы 46 УПК рассматриваются принудительные меры безопасности и лечения, применяемые к лицам, совершившим общественно опасное деяние, предусмотренное УК, в состоянии невменяемости, и к лицам, совершившим преступление, но заболевшим до постановления приговора суда психическим расстройством (заболеванием), лишающим его возможности сознавать значение своих действий или руководить ими.

Целью принудительных мер безопасности и лечения является предупреждение со стороны указанных лиц совершения новых общественно опасных деяний, их охрана, если эти лица по своему психическому состоянию и с учетом характера совершенного ими деяния представляют опасность для общества, а также их лечение (ч. 1 ст. 100 УК).

Называются данные меры принудительными в силу того, что, во-первых, применяются, изменяются или отменяются они только по определению (постановлению) суда, во-вторых, без учета желания больного или его опекуна и, в-третьих, влекут определенное ограничение свободы лица, в отношении которого они применены.

Их следует отличать от принудительного помещения в психиатрические (психоневрологические) учреждения психически больных лиц организацией здравоохранения, осуществляемого в соответствии с Законом Республики Беларусь от 01.07.1999 N 274-З «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (далее — Закон). В данном случае решение о принудительном освидетельствовании, госпитализации в психиатрический стационар и лечении гражданина, страдающего психическим заболеванием, без его согласия или без согласия его законного представителя принимается не в связи с совершением данным лицом общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, а врачами-психиатрами в связи с тем, что лицо, страдающее психическим расстройством (заболеванием):

  • представляет непосредственную опасность для себя и (или) окружающих,;
  • является беспомощным, то есть неспособно самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности;
  • оставление такого лица без психиатрической помощи может повлечь существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния (ст. 30 Закона).

Производство по уголовному делу по применению принудительных мер безопасности и лечения регламентируется общими правилами Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — УПК) с учетом норм главы 46 УПК, а также п. 48 ст. 6, ст. 7, 33, 148, 149, 150, 152, 155, 156, 157, 181, 191, 352, 353, 360, 402, 460, 461 УПК. Отдельные вопросы, связанные с применением принудительных мер безопасности и лечения, регламентируются Законом Республики Беларусь от 05.11.1992 N 1914-XII «О воинской обязанности и воинской службе» (ст. 31), Законом Республики Беларусь от 18.06.1993 N 2435-XII «О здравоохранении» (ст. 28), Законом Республики Беларусь от 09.01.2006 N 94-З «О единой государственной системе регистрации и учета правонарушений» (ст. 9) и др.

Реализуются принудительные меры безопасности и лечения в психиатрических (психоневрологических) учреждениях организации здравоохранения (ст. 15 Закона).

Следует отличать основания для назначения принудительных мер безопасности и лечения от оснований возникновения производства по уголовному делу о применении принудительных мер безопасности и лечения. В первом случае к ним относится совокупность доказательств, позволяющих признать доказанными обстоятельства, предусмотренные ч. 2 ст. 443 и ст. 447 УПК. Основанием же начала производства по уголовному делу по применению принудительных мер безопасности и лечения является заключение врачей-психиатров о наличии у лица, совершившего общественно опасное деяние, психического расстройства (заболевания), лишающего его возможности сознавать значение своих действий или руководить ими. С этого момента должны применяться особые правила производства по данной категории дел, предусмотренные главой 46 УПК. Однако законодательство не предусматривает какой-то особой процессуальной процедуры, фиксирующей начало такого производства.

Основанием применения принудительных мер безопасности и лечения является наличие в деле доказательств, подтверждающих что:

  1. совершено общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом;
  2. данное деяние совершено лицом, в отношении которого ведется производство по уголовному делу;
  3. деяние совершено лицом, находившимся в состоянии невменяемости или лицом, заболевшим после совершения преступления психическим расстройством (заболеванием), лишающим его возможности сознавать значение своих действий или руководить ими;
  4. по характеру совершенного деяния и своему психическому состоянию лицо представляет опасность для общества, в силу чего необходимо соответствующее ограничение свободы.

Общественно опасное деяние, совершенное каждой из указанных двух категорий лиц, страдающих психическим расстройством (заболеванием), влечет определенные уголовно-правовые последствия. Во-первых, лицо, которое в момент совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, т.е. не могло сознавать фактический характер и общественную опасность своего действия (бездействия) или руководить им вследствие хронического психического заболевания, временного расстройства психики, слабоумия или иного болезненного состояния психики, в соответствии со ст. 28 УК не подлежит уголовной ответственности. Во-вторых, лицо, заболевшее после совершения преступления, но до постановления приговора психическим расстройством (заболеванием), лишающим его возможности сознавать значение своих действий или руководить ими, после выздоровления, может быть привлечено к уголовной ответственности. В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 246 УПК выделяются и лица (подозреваемые или обвиняемые), которые заболели временным психическим расстройством (заболеванием). Если данное психическое расстройство (заболевание) не позволяет определить экспертам степень и характер этого заболевания, в соответствии с Инструкцией о порядке госпитализации из судебно-психиатрических экспертных стационаров лиц, в отношении которых назначена стационарная судебно-психиатрическая экспертиза, утвержденной постановлением Министерства здравоохранения Республики Беларусь, Министерства внутренних дел Республики Беларусь, Комитета государственной безопасности Республики Беларусь, Государственной службы медицинских судебных экспертиз Республики Беларусь от 27.01.2006 N 2/9/3/1 «Об утверждении нормативных правовых актов, регламентирующих деятельность судебно-психиатрических экспертных стационаров» (далее — постановление N 2/9/3/1), исследуемый, подлежит принудительной госпитализации и лечению в ином психиатрическом стационаре по основаниям, установленным ст. 30 Закона. В этом случае производство по уголовному делу приостанавливается в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 246 или ч. 2 ст. 302 УПК. После выздоровления или улучшения психического состояния, при котором не требуется дальнейшего стационарного лечения, исследуемый возвращается в экспертный стационар для проведения экспертизы.

Если будет доказано, что совершенное деяние не является уголовно наказуемым, а содержит признаки другого правонарушения, применение принудительных мер безопасности и лечения в порядке, предусмотренном главой 46 УПК, недопустимо. Если данное лицо нуждается в лечении, оно подлежит госпитализации в психиатрический стационар организации здравоохранения по правилам, установленным Законом.

Возбуждение уголовного дела, предварительное расследование и производство по делу в суде регламентируется общими правилами уголовного процесса и комментируемой главой УПК. Нормы главы 46 УПК являются специальными, и в случае несоответствия их нормам других глав УПК применяются специальные нормы.

Порядок предварительного следствия

По делам о предусмотренных уголовным законом общественно опасных деяниях невменяемых, а также о преступлениях лиц, заболевших психическим расстройством (заболеванием) после совершения преступления, обязательно предварительное следствие независимо от характера и тяжести совершенного общественно опасного деяния. Если факт психического расстройства (заболевания) обвиняемого был выявлен и доказан в ходе судебного разбирательства по делу частного обвинения или по делу, оконченному в порядке ускоренного производства, суд должен своим постановлением направить это дело прокурору для организации производства предварительного следствия (ст. 189 УПК).

Порядок возбуждения уголовных дел об общественно опасных деяниях не имеет каких-либо особенностей. Основанием возбуждения уголовного дела являются фактические данные, указывающие на признаки преступления. Наличие данных о том, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, страдает психическим расстройством (заболеванием), не является основанием к отказу в возбуждении уголовного дела. Экспертиза по установлению психического расстройства (заболевания) до возбуждения уголовного дела недопустима.

Подследственность данных уголовных дел определяется по общим правилам подследственности, т.е. орган, имеющий право на производство предварительного следствия по делу, определяется на основании предметного, территориального, персонального и альтернативного признаков подследственности. В случаях, предусмотренных ч. 9 — 11 и 15 ст. 182 УПК, подследственность определяется прокурором.

Орган дознания при производстве расследования по уголовному делу своей подследственности, предусмотренной ч. 12 ст. 182 УПК, в случае сомнений в психическом состоянии подозреваемого или обвиняемого назначает судебно-психиатрическую экспертизу. Если экспертным исследованием будет установлено наличие у лица психической болезни, дознаватель обязан в соответствии с ч. 3 ст. 184 УПК передать дело прокурору для направления по подследственности в соответствующее следственное подразделение (ч. 15 ст. 182 УПК).

В случае появления сомнений в психическом состоянии лица по уголовному делу, в отношении которого орган дознания производит неотложные следственные и другие процессуальные действия в порядке ч. 1 ст. 186 УПК, он обязан немедленно по проведении этих действий, не назначая судебно-психиатрической экспертизы, передать дело в следственное подразделение.

Обстоятельства, подлежащие доказыванию по рассматриваемой категории уголовных дел, подразделяются на две категории:

  1. обстоятельства, касающиеся совершения общественно опасного деяния (время, место, способ совершения общественно опасного деяния, лицо, его совершившее, характер и размер вреда, причиненного данным деянием, причины и условия, способствующие совершению деяния (п. 1 и 4 ч. 1 ст. 89 и ст. 90 УПК);
  2. обстоятельства, связанные с психическим состоянием лица, совершившего данное деяние, на момент совершения деяния и на момент производства по уголовному делу.

Если расследуется уголовное дело в отношении лица, заболевшего психическим расстройством (заболеванием) после совершения преступления, то установлению подлежат и обстоятельства, указывающие на состав преступления, в том числе мотив преступления, форма вины, обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность, характеризующие личность лица, совершившего преступление, так как после излечения лицо может быть привлечено к уголовной ответственности.

Из смысла п. 2 ч. 2 ст. 443 УПК следует необходимость бесспорного установления факта совершения общественно опасного деяния лицом, в отношении которого ведется производство по уголовному делу, и наличия у лица психического заболевания. Доказанность, что деяние совершено именно данным лицом, дает правовое основание для вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого или о признании его подозреваемым, что позволяет назначить в отношении его судебно-психиатрическую экспертизу.

Доказывание осуществляется в целом по общим правилам собирания, оценки и проверки доказательств: производятся все необходимые следственные действия, приобщаются вещественные доказательства, запрашиваются в соответствующих организациях необходимые данные и т.п. (ст. 103 — 105 УПК). Однако лицо, совершившее общественно опасное деяние, принимает участие в следственных действиях только в случае, если это позволяет его психическое состояние.

Данные в деле, повлекшие сомнения в психическом состоянии лица, не указывают на невменяемость лица, на неспособность его отдавать отчет своим действиям и руководить ими, если болезнь наступила после совершения преступления. Наличие психического расстройства (заболевания), степень и характер его устанавливается психиатрической экспертизой, производство которой в соответствии с п. 3 ст. 228 УПК является обязательным. Никакие другие документы, в том числе выписки из истории болезни, не могут заменить заключения эксперта о психическом состоянии лица.

Врачам-психиатрам, производящим экспертизу, должны быть представлены данные о наличии у лица психического заболевания в прошлом, нахождении лица на диспансерном учете, его умственном отставании, черепно-мозговых травмах, поведении лица накануне и после совершения общественно опасного деяния и т.п. Эта информация может быть получена из истории болезни в связи с черепно-мозговой, родовой травмой, из данных учета психоневрологических диспансеров, психиатрических больниц, где лицо проходило лечение, из показаний свидетелей, указывающих на неадекватность поведения лица накануне, в момент и после совершения общественно опасного деяния и т.п. Информацией для врачей-психиатров может быть видео- и звукозапись следственных действий с участием психически больного лица. Эти обстоятельства и обследование испытуемого лица позволят врачам-психиатрам дать заключение о том, могло ли данное лицо осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие психической болезни.

Психическое состояние лица исследуется как на момент, предшествующий совершению им общественно опасного деяния, так и на момент его совершения и производства расследования по уголовному делу (п. 3 ч. 2 ст. 443 УПК). Исследование психического заболевания лица на момент совершения общественно опасного деяния, степени и характера этого заболевания на момент производства по делу позволяет установить, могло ли лицо сознавать фактический характер и общественную опасность своего действия или руководить им, что обеспечивает решение вопроса о признании его невменяемым либо вменяемым, определяет принятие решений или о направлении дела в суд для решения вопроса о применении принудительных мер безопасности и лечения, или для привлечения лица к уголовной ответственности, или для прекращения производства по делу.

Характер и степень психического заболевания лица позволяет следователю определить его опасность как для самого себя, так и для окружающих, решить вопрос о возможности участия данного лица в следственных и других процессуальных действиях, определить вид назначаемой ему принудительной меры безопасности и лечения. В этих целях в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 443 УПК следователь выясняет поведение лица как до, так и после совершения общественно опасного деяния.

Эксперт обычно должен выяснить следующие вопросы:

  1. Каково психическое состояние лица, имеется ли у него болезненное расстройство психики?
  2. Страдало ли лицо в период времени, относящийся к инкриминируемому общественно опасному деянию, хроническим психическим заболеванием, временным расстройством психики, слабоумием или иным болезненным состоянием психики?
  3. Если лицо страдало психическим заболеванием, то способно ли было в момент совершения общественно опасного деяния сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или руководить ими?
  4. Нуждается ли данное лицо в применении к нему принудительных мер безопасности и лечения и каких именно?
  5. Способно ли лицо участвовать в проведении следственных действий?

При формулировании вопросов врачам-психиатрам следует исходить из того, что в соответствии с п. 7 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28.09.2001 N 9 «О приговоре суда» вопрос о вменяемости обвиняемого относится исключительно к компетенции суда. Таким образом, врачам, специалистам в области психиатрии, а не права должен адресоваться вопрос о вменяемости лица. Для разрешения этого вопроса суд должен располагать заключением врачей-психиатров о наличии у лица психического расстройства (заболевания), в том числе на момент совершения общественно опасного деяния, до и после него, а также выводом о том, препятствовало ли лицу это болезненное состояние отдавать отчет своим действиям или руководить ими в момент совершения общественно опасного деяния.

До направления постановления о назначении экспертизы в экспертное учреждение следователь обязан ознакомить с ним законного представителя лица, в отношении которого она назначается, а также само лицо, если этому не препятствует его психическое состояние (ч. 4 и 5 ст. 227 УПК).

При необходимости стационарной судебно-психиатрической экспертизы лицо помещается в порядке ст. 235 УПК в государственную медицинскую организацию здравоохранения (ст. 8 Закона Республики Беларусь от 16.06.2003 N 215-З «О порядке и условиях содержания лиц под стражей»; ст. 29 Закона; Инструкция о порядке помещения, содержания и выписки из судебно-психиатрических экспертных стационаров лиц, не содержащихся под стражей, утвержденная постановлением N 2/9/3/1; Инструкция о порядке госпитализации из судебно-психиатрических стационаров лиц, в отношении которых назначена стационарная судебно-психиатрическая экспертиза, утвержденная постановлением N 2/9/3/1 (далее — Инструкция N 2/9/3/1)).

Если экспертиза была назначена в отношении подозреваемого с помещением его в психиатрический стационар, то согласно ч. 5 ст. 235 УПК срок, в течение которого должно быть предъявлено обвинение, прерывается до получения заключения врачей-психиатров о психическом состоянии обвиняемого.

При причинении общественно опасным деянием имущественного, физического или морального вреда физическое или юридическое лицо, которому причинен указанный вред, либо их представители (а в случаях, указанных ч. 6 ст. 149 УПК, также и прокурор) вправе заявить исковое требование о возмещении вреда. Рассматривается этот иск или совместно с уголовным делом по применению принудительных мер безопасности и лечения или в порядке гражданского судопроизводств (п. 2 и 18 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 24.06.2004 N 8 «О практике рассмотрения судами гражданского иска в уголовном процессе»).

В случае признания врачами-психиатрами обвиняемого, заключенного под стражу, страдающим психическим расстройством и нуждающимся в применении принудительных мер безопасности и лечения, мера пресечения не отменяется. Он подлежит выписке из психиатрического экспертного стационара, в котором он проходил психиатрическое обследование, и помещению в медицинскую часть следственного изолятора (п. 8 Инструкции N 2/9/3/1). Правила содержания в следственном изоляторе больных определены Правилами внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Республики Беларусь, утвержденными постановлением Министерства внутренних дел Республики Беларусь от 13.01.2004 N 3, Правилами внутреннего распорядка в следственных изоляторах органов Государственной безопасности Республики Беларусь, утвержденными постановлением Комитета Государственной безопасности Республики Беларусь от 17.10.2003 N 20.

Лицо в случае признания его страдающим психическим расстройством (заболеванием) и подлежащим применению принудительных мер безопасности и лечения, фактически теряет статус подозреваемого или обвиняемого. Однако законодательством не предусмотрен порядок прекращения их пребывания в этом процессуальном положении и не регламентирован правовой статус лица, совершившего общественно опасное деяние в состоянии невменяемости или заболевшего после совершения преступления психическим расстройством (заболеванием) болезнью. Вместе с тем правосубъектность данного лица автоматически в связи с заключением судебно-психиатрической экспертизы не исключается. Процессуальная дееспособность этого лица определяется следователем исходя из его психического состояния, удостоверенного заключением судебно-психиатрической экспертизы. В частности, законодательство допускает возможность участия этого лица в следственных действиях. Он может быть подвергнут личному обыску, освидетельствованию, предъявлению для опознания, т.е. действиям, которые не требуют активного проявления эмоциональных и волевых качеств. Не исключены и другие процессуальные действия.

Практики не отказываются от допроса лица, совершившего общественно опасное деяние. Но согласно п. 2 ч. 1 ст. 60 УПК допросу в качестве свидетеля оно не подлежит, в соответствии с ч. 2 ст. 88 УПК показания его не являются источником доказательств. Вместе с тем, если психическое состояние лица, совершившего общественно опасное деяние, дает основание полагать, что оно выздоровело или перешло в состоянии стойкой ремиссии, а сообщенные им данные подтверждены совокупностью собранных доказательств, показания его могут быть использованы в качестве источника доказательств.

Если психическое состояние лица не позволяет ему участвовать в процессуальных действиях, следователь составляет об этом протокол с соблюдением требований статей 193 и 194 УПК. Вместе с тем, представляется более правильным в данном случае вынесение постановления, в котором бы приводились основания принятия следователем такого решения. УПК не предписывает принятие данного решения на основании заключения врачей-психиатров. Однако обоснование данного решения связано с психическим состоянием лица, установление которого требует специальных познаний, поэтому в данном случае их использование необходимо. В связи с этим при назначении судебно-психиатрической экспертизы на разрешение экспертов ставится вопрос о возможности участия лица, в отношении которого она проводится, в следственных и других процессуальных действиях. Особенности психического состояния лица обусловливают проведение следственных действий с его участием в присутствии врача-психиатра.

В УПК нет специальной нормы, регламентирующей участие защитника по рассматриваемой категории уголовных дел. Не устанавливается законом, с какого момента он допускается в дело. Вместе с тем обязательность его участия следует из п. 4 ч. 1 ст. 45 УПК. Поскольку лицо обрело статус подозреваемого или обвиняемого, применимы общие правила определения времени допуска защитника (ч. 4 ст. 44 УПК). Если у обвиняемого и подозреваемого до назначения в отношении их судебно-психиатрической экспертизы не было защитника, он участвует в деле с момента получения заключения психиатрической экспертизы, признавшей наличие у них психического расстройства (заболевания). Отказ от защитника, заявленный как самим лицом, так и его законным представителем, удовлетворению не подлежит. Постановление органа расследования, суда, прокурора об участии защитника является обязательным для коллегии адвокатов (юридической консультации) (ч. 3 ст. 45 УПК).

Допущенный к участию в производстве по уголовному делу защитник пользуется всеми предоставленными ему ст. 48 УПК правами. Степень общения его со своим подзащитным зависит от психического состояния последнего, в частности защитник может: обсуждать с ним вопросы, возникающие по делу, оспаривать обоснованность выводов следователя, прокурора и суда по всем обстоятельствам, подлежащим доказыванию и связанным с решением вопроса о применении принудительных мер безопасности и лечения; присутствовать во всех следственных действиях, в которых принимает участие его подзащитный, а также в тех, которые осуществляются по ходатайству защитника; знакомиться с уголовным делом совместно со своим подзащитным, если это позволяет его психическое состояние. Если ввиду болезненного состояния лица общение защитника с его подзащитным не представляется возможным, защитник все действия по защите осуществляет самостоятельно.

Обязательность участия законного представителя лица, совершившего общественно опасное деяние, вытекает из ст. 56 УПК. В качестве законных представителей могут быть признаны и допущены к участию в уголовном деле лица и органы, указанные в п. 8 ч. 1 ст. 6 и ч. 1 ст. 56 УПК. Законный представитель, являясь самостоятельным участником уголовного процесса, функцию свою осуществляет наряду с защитником, а не вместо него. Он имеет право на собственную позицию и при коллизии с позицией защитника, может прекратить полномочия данного защитника, заменив его другим (п. 2 ч. 2 ст. 57 УПК).

Участие законного представителя обязательно с момента установления у лица, совершившего общественно опасное деяние, психического заболевания. Он наделяется всеми правами, предусмотренными ст. 57 УПК. Законный представитель не входит в круг лиц, на которых распространяется свидетельский иммунитет (ч. 2 ст. 60 УПК). Следовательно, при необходимости законный представитель может быть допрошен в качестве свидетеля по данному уголовному делу. В таком случае на него распространяются процессуальные права и обязанности, установленные статьей 60 УПК, включая право отказаться свидетельствовать против членов своей семьи и близких родственников, в числе которых может оказаться представляемое им лицо. Если последний участвует в следственных действиях, в них может принять участие и законный представитель. Он должен быть уведомлен о времени проведения указанных действий.

В случае совершения преступления обвиняемыми в соучастии с лицом, находившимся в состоянии невменяемости, или лицом, заболевшим психическим расстройством (заболеванием) после совершения преступления, оптимальным является выделение дела в отношении таких лиц в отдельное производство. Хотя такое действие в отличие от Российского Уголовно-процессуального кодекса (ст. 436 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации) прямо не предусмотрено в УПК, вместе с тем оно обусловлено тем, что в одном деле объединены два различных производства: по обвинению лица и по применению принудительных мер безопасности и лечения. Эти производства принципиально различаются по их целевому назначению, по процессуальному статусу лиц, в отношении которых осуществляются, по предмету доказывания, по окончанию расследования, по порядку рассмотрения дел в судебном разбирательстве и т.д., что затрудняет и затягивает их одновременное расследование и судебное разбирательство. Аналогом этому подходу является норма, предусматривающая возможность выделения в отдельное производство другого дела в отношении несовершеннолетнего обвиняемого, совершившего преступление в соучастии с совершеннолетним обвиняемым (п. 2 ч. 1 ст. 165 УПК). По этому пути идет и практика. Применение института выделения по данным делам возможно при соблюдении условий выделения, предусмотренных ч. 4 ст. 165 УПК.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 165 и п. 4 ч. 1 ст. 246 УПК выделение уголовного дела возможно в отношении обвиняемого, заболевшего временным психическим расстройством (заболеванием), удостоверенным врачом-психиатром, если это заболевание препятствует участию лица в производстве процессуальных действий. Если в отношении лица, заболевшего временным психическим расстройством (заболеванием), выделение дела в отдельное производство разрешено, тем более оно допустимо по делам о применении принудительных мер безопасности и лечения.

Если выделение дела не соответствует требованиям ч. 4 ст. 165 УПК, по окончании расследования выносится одно постановление о передаче дела прокурору для направления в суд в отношении обвиняемых и в целях применения принудительных мер безопасности и лечения.

Психическое состояние подозреваемого или обвиняемого, влекущее появление сомнения по поводу их вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права, в т.ч. и временное психическое расстройство (заболевание), является основанием для обязательного назначения судебно-психиатрической экспертизы (п. 3 ст. 228 УПК). Однако для дачи заключения экспертной комиссией о психическом состоянии лица на момент совершения общественно опасного деяния нередко необходимо выведение лица из болезненного состояния, которое возможно только посредством оказания данному лицу психиатрической помощи, т.е. лечения в психиатрическом лечебном учреждении. В рамках правил уголовно-процессуального закона данный вопрос не регламентируется. Поместить лицо в психиатрический стационар в данном случае возможно в принудительном порядке в соответствии со ст. 30 Закона после его освидетельствования на предмет установления временного характера заболевания.

Окончание предварительного следствия

Как и по делам в отношении обвиняемых, предварительное расследование по делам о применении принудительных мер безопасности и лечения оканчивается или прекращением производства по делу, или направлением дела в суд при установлении оснований для применения принудительных мер безопасности и лечения.

Основания прекращения предварительного расследования в соответствии с ч. 1 ст. 444 УПК делятся на:

  • общие основания, применимые по обычным уголовным делам в отношении обвиняемых в соответствии со ст. 250 УПК (ч. 1 ст. 29 и ч. 1 и 1-1 ст. 30 УПК);
  • специальное основание, применимое только по рассматриваемой категории дел, когда по характеру совершенного общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, и своему психическому состоянию лицо, совершившее это деяние, не представляет опасности для общества (п. 1 ч. 1 ст. 444 УПК).

В соответствии с ч. 1 и 2 ст. 250 УПК к основаниям прекращения предварительного следствия по рассматриваемой категории уголовных дел относятся:

  • обстоятельства, исключающие производство по уголовному делу (ч. 1 ст. 29 УПК);
  • основания освобождения лица от уголовной ответственности в соответствии со ст. 86 — 89, 118 УК) (ч. 1 и 1-1 ст. 30 УПК);
  • недоказанность участия лица, в отношении которого ведется производство по делу, в совершении общественно опасного деяния (ч. 2 ст. 250 УПК).

Отсылая к основаниям, указанным в ч. 1 ст. 29, ч. 1 и 1-1 ст. 30 и ч. 2 ст. 250 УПК, закон не выделяет никаких особенностей при их применении при производстве по делам общественно опасных деяний лиц, страдающих психическими расстройствами (заболеваниями). Но специфика данных лиц, суть отдельных оснований обусловили не совсем буквальное их толкование применительно к рассматриваемой категории дел.

Поскольку к невменяемому неприменима категория «вина», совершаемое им деяние не является преступлением, постольку производство по уголовному делу не может быть прекращено вследствие отсутствия в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 29 УПК). Однако производство по делу может быть прекращено по данному основанию в связи, например, с недостижением лицом, совершившим общественно опасное деяние, возраста, с которого наступает уголовная ответственность, независимо от его болезненного состояния и общественной опасности его деяния.

Недопустимо прекращение производства по уголовному делу об общественно опасном деянии невменяемого в связи с актом амнистии, а также при наличии основания освобождения от уголовной ответственности, предусмотренных статьями Особенной части УК (п. 4 и 11 ч. 1 ст. 29 УПК), так как в соответствии с ч. 2 ст. 95 УК и примечаниями, предусмотренными статьями Особенной части УК ( например, примечания к гл. 24 УК), речь идет об освобождении лица от уголовной ответственности. Лицо же, совершившее общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, согласно ч. 1 ст. 28 УК вообще не подлежит уголовной ответственности, а значит, не может освобождаться от нее.

Неприменимо к рассматриваемой категории дел и основание для прекращения предварительного расследования, связанное с примирением лица, пострадавшего от преступления, с обвиняемым по делам частного обвинения (п. 5 ст. 29 УПК), так как это действие, как в целом производство по делам частного обвинения, осуществляется только в стадии назначения и подготовки судебного разбирательства и в самом судебном разбирательстве, в связи с чем не имеет места в досудебном производстве. Если же общественно опасное деяние, преследуемое в порядке частного обвинения, совершено лицом, страдающим психическим расстройством (заболеванием), в данном случае согласно ч. 2 ст. 181 УПК обязательно предварительное следствие, которое трансформирует производство по уголовному делу в дело публичного обвинения.

Вместе с тем указанные выше основания освобождения от уголовной ответственности применимы к лицу, заболевшему психическим расстройством (заболеванием) после совершения им преступления, в отношении которого по его выздоровлении прекращены примененные к нему принудительные меры безопасности и лечения и производство по делу возобновлено.

Основания прекращения предварительного расследования, указанные в ч. 1 и 1-1 ст. 30 УПК — это уголовно-правовые основания освобождения лица от уголовной ответственности. За исключением основания, указанного в ч. 1-1 ст. 30 УПК, эти же основания предусмотрены и для прекращения производства по делу в судебном заседании. Возможность применения данных оснований может обсуждаться только в отношении лиц, подлежащих уголовной ответственности. Поэтому прекращение производства по делу по основаниям, указанным в ч. 1 и 1-1 ст. 30 УПК в отношении лиц, совершивших общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, недопустимо.

К лицам же, совершившим преступление и затем заболевшим психическим расстройством (заболеванием), данные основания применимы. В соответствии с ч. 1 ст. 451 УПК суд по выздоровлении указанного лица прекращает примененные к нему принудительные меры безопасности и лечения и решает вопрос о направлении дела для производства дознания или предварительного следствия. Производство по такому делу после окончания предварительного расследования может быть прекращено в т.ч. и по основаниям, указанным в ч. 1 и 1-1 ст. 30 УПК.

При недоказанности участия лица в совершении общественно опасного деяния в отношении данного лица должно выноситься постановление не о прекращении производства по уголовному делу, как это следует из п. 1 ч. 1 ст. 444 УПК, а постановление о прекращении уголовного преследования. Это позволит, не вступая в противоречие с п. 9 ч. 1 ст. 29 УПК, продолжать расследование по делу в целях установления лица, совершившего данное деяние. По общему правилу лицо, в отношении которого вынесено постановление о прекращении уголовного преследования по ч. 2 ст. 250 УПК, считается невиновным, что, в свою очередь, указывает на совершение данного деяния другим лицом, что предопределяет дальнейшую деятельность органа расследования по этому делу. Вынесение в указанном случае постановления о прекращении производства по делу автоматически порождает обстоятельства, исключающего дальнейшее производство следственных действий по этому делу.

Таким образом, хотя в комментируемой главе 46 УПК и не упоминается постановление о прекращении уголовного преследования, именно таким постановлением следует оформлять решение в связи с непричастностью к совершению общественно опасного деяния лица, в отношении которого велось производство по применению принудительных мер безопасности и лечения. Такой подход обусловлен и нормой, закрепленной в п. 48 ст. 6 УПК, согласно которой уголовно-процессуальная деятельность по делу по применению принудительных мер безопасности и лечения относится к функции уголовного преследования. При прекращении уголовного преследования, если лицо, совершившее данное общественно опасное деяние, не установлено, а все следственные действия, возможные в отсутствие этого лица, выполнены, уголовное дело по истечении срока предварительного следствия в соответствии с п. 1 ч. 1 и ч. 4 ст. 246 УПК приостанавливается.

Прекращая предварительное расследование по основаниям, указанным в п. 1, 2, 8 и 9 ч. 1 ст. 29 и ч. 2 ст. 250 УПК, следователь или соответственно прокурор, если он осуществлял расследование по делу или руководство следственной группой, обязаны вынести постановление о признании права лица, в отношении которого прекращено производство по делу по применению принудительных мер безопасности и лечения, на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями лица, ведущего уголовный процесс, в порядке, предусмотренном главой 48 УПК.

Наряду с обстоятельствами, предусмотренными ст. 250 УПК, в п. 1 ч. 1 ст. 444 УПК закрепляется специальное основание прекращения предварительного следствия, применимое только к рассматриваемой категории уголовных дел. Составляющими данное основание является наличие одновременно двух обстоятельств: лицо не представляет опасности для общества, во-первых, по характеру совершенного общественно опасного деяния и, во-вторых, в силу своего психического состояния. Отсутствие одного из этих обстоятельств, объединенных соединительным союзом «и», исключает прекращение предварительного расследования по данному основанию. Доказательства, указывающие на наличие этого основания, оцениваются по внутреннему убеждению следователя, основанному на заключении врачей-психиатров о степени психического заболевания лица и других материалах дела.

В соответствии с ч. 1 ст. 444 УПК решение о прекращении производства по уголовному делу принимает следователь. Согласно же ч. 1 ст. 30 УПК решение о прекращении производства по уголовному делу с освобождением лица от уголовной ответственности по основаниям, указанным в этой статье, вправе принять только прокурор. Так как прекращение производства по уголовному делу по указанным основаниям возможно по уголовному делу в отношении лица, заболевшего психическим расстройством (заболеванием) после совершения преступления, расследование по которому по возобновлении производства по делу после выздоровления данного лица проводится по общим правилам расследования, то и прекращение этого производства осуществляется по общим правилам, т.е. прокурором. По остальным же основаниям, указанным в ст. 250 УК, предварительное расследование прекращается следователем или прокурором.

О прекращении предварительного расследования либо уголовного преследования выносится постановление в порядке ст. 251 УПК, и выполняются все действия в порядке, предусмотренном ст. 252 и 253 УПК, о чем делается отметка в резолютивной части данного постановления. Жалобы на данные решения направляются прокурору, осуществляющему надзор за законностью предварительного следствия, или в суд по месту расследования уголовного дела в порядке, предусмотренном ст. 139 — 141 УПК.

Прекратив производство по делу по применению принудительных мер безопасности и лечения, следователь или прокурор письменно сообщают в орган здравоохранения по месту жительства лица, страдающего психическим расстройством (заболеванием), о совершении им общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, и прекращении в отношении его производства по уголовному делу в целях постановки его на учет и лечения на общих основаниях в соответствии с Законом. К сообщению прилагается копия постановления о прекращении производства по уголовному делу и заключение судебно-психиатрической экспертизы.

Из ч. 4 ст. 444 УПК следует, что сообщение в организацию здравоохранения направляется только при прекращении производства по уголовному делу в связи с тем, что по характеру совершенного общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, и своему психическому состоянию лицо, совершившее это деяние, не представляет опасности для общества, но страдает психическим расстройством (заболеванием). Указанная норма не согласуется с ч. 4 ст. 448 УПК, согласно которой указанное сообщение должно направляться в организацию здравоохранения при прекращении производства по уголовному делу по любому основанию прекращения, т.е. как по указанному в ч. 4 ст. 444 УПК, так и по предусмотренным ст. 29 УПК. Подход законодателя в последнем случае наиболее соответствует назначению института передачи лица, страдающего психическим расстройством (заболеванием), органам здравоохранения. Поэтому при прекращении предварительного расследования указанное сообщение должно направляться во всех случаях прекращения производства по делу.

При отсутствии оснований для прекращения производства по уголовному делу следователь принимает решение о передаче дела прокурору для направления в суд. Это решение принимается, если:

  1. по уголовному делу выполнены все следственные действия;
  2. установлены все подлежащие доказыванию по данной категории уголовных дел обстоятельства (ч. 2 ст. 443 УПК);
  3. получено достаточно доказательств, указывающих на психическое расстройство (заболевание) лица, в отношении которого осуществляется предварительное следствие, исключающее возможность привлечения его к уголовной ответственности, и дающее основания для применения к нему принудительных мер безопасности и лечения.

При принятии следователем или прокурором, если он осуществлял предварительное расследование или возглавлял следственную группу, решения о направлении дела в суд в соответствии с ч. 2 ст. 442 и п. 2 ч. 1 ст. 444 УПК ими выполняются процессуальные действия, связанные с окончанием расследования и предусмотренные ст. 255 — 260 УПК.

При наличии ходатайства лица, в отношении которого осуществляется производство по уголовному делу, законного представителя или его защитника допустимо ознакомление его с уголовным делом, если это позволяет в соответствии с заключением судебно-психиатрической экспертизы его психическое состояние. Если следователь найдет невозможным положительно разрешить данное ходатайство, он выносит постановление об отказе в его удовлетворении и составляет протокол, если он ранее его не составлял, о невозможности участия данного лица в производстве процессуальных действий (ч. 4 ст. 443 УПК).

Завершается предварительное следствие по делу составлением в соответствии со ст. 260 и ч. 2 ст. 444 УПК следователем мотивированного постановления о передаче дела прокурору для направления в суд или постановлением прокурора, если он осуществлял расследование по данному делу или руководил следственной группой, о направлении дела в суд для решения вопроса о применении принудительных мер безопасности и лечения.

В отличие от аналогичного постановления по делам в отношении обвиняемых, в этом постановлении излагаются обстоятельства дела, установленные в ходе предварительного следствия, и основания для применения судом принудительных мер безопасности и лечения (ст. 442 УПК). При совершении деяния лицом в состоянии невменяемости в постановлении отражается только фактическая сторона содеянного, поскольку ни направленность умысла, ни цели и мотивы содеянного по делу не имеют правового значения, да и установить их у лица, страдающего психическим расстройством (заболеванием), и искаженно воспринимающим объективную действительность, невозможно.

Если общественно опасное деяние совершило лицо, страдающее психическим расстройством (заболеванием), в соучастии с обвиняемым и дело не выделялось в отдельное производство, по итогам расследования выносится единое постановление о передаче дела прокурору для направления в суд, как в отношении обвиняемого, так и в отношении лица, совершившего общественно опасное деяние.

К постановлению о передаче дела прокурору для направления в суд приобщаются указанные в ст. 261, 262 УПК приложения. Поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 445 УПК суд вправе вызвать в судебное заседание лицо, в отношении которого рассматривается уголовное дело, если этому не препятствует характер его заболевания, постольку в списке лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, следует указывать место жительства и место нахождения этого лица. Решение же о его явке в судебное заседание принимает сам суд в стадии назначения и подготовки судебного разбирательства или в судебном заседании.

В справке о результатах проведенного по делу предварительного следствия приводятся данные в соответствии с ч. 2 ст. 262 УПК с учетом специфики субъекта, в отношении которого осуществляется производство по делу: вместо термина «обвиняемый» употребляется «лицо, совершившее общественно опасное деяние» или «лицо, совершившее общественно опасное деяние в состоянии невменяемости» или «лицо, совершившее преступление, но заболевшее до постановления приговора психическим расстройством (заболеванием)» в соответствии с названием его в гл. 46 УПК, обосновывается психическое состояние лица на момент совершения общественно опасного деяния, на момент производства по делу. Если лицо совершило преступление и затем заболело психическим расстройством (заболеванием), обосновывается виновность его в совершении преступления, данные, подтверждающие наличие психического заболевания лица, приводятся в отношении этого лица обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность.

Получив от следователя уголовное дело для направления его в суд, прокурор разрешает указанные в ст. 263 УПК вопросы и принимает решения в соответствии со ст. 264 УПК с учетом специфики уголовного дела по применению принудительных мер безопасности и лечения. В частности, вместо вопросов о доказанности состава преступления, обоснованности предъявления обвинения по данной категории уголовных дел прокурор проверяет, имело ли место общественно опасное деяние, предусмотренное УК, правильно ли определена статья УК, под признаки которой подпадает совершенное общественно опасное деяние, доказано ли, что это деяние совершило лицо, в отношении которого ведется производство по уголовному делу, и что это лицо не сознавало во время его совершения фактический характер и общественную опасность данного деяния или что лицо заболело психическим расстройством (заболеванием) после совершения преступления, представляет ли лицо в силу его болезненного состояния опасность для окружающих, для себя, обоснована ли необходимость применения к лицу принудительных мер безопасности и лечения.

При этом обязательным для разрешения прокурором является и вопрос о правильности применения меры пресечения.

Поскольку в комментируемой главе УПК не содержится норм, регламентирующих порядок разрешения вопросов, связанных с мерой пресечения, постольку в соответствии с ч. 2 ст. 442 УПК применяются общие правила. Однако специфичность рассматриваемого особого производства в уголовном процессе предопределяет и особый подход к применению, изменению и отмене меры пресечения, в первую очередь связанной с заключением под стражу. Если лицо помещалось в психиатрический стационар на экспертное обследование по постановлению органа расследования с санкции прокурора, т.е. в случае, когда к лицу, находящемуся в статусе подозреваемого или обвиняемого не была применена мера пресечения в виде заключения под стражу, то последующее место пребывания данного лица зависит от заключения врачей-психиатров. Если из заключения психиатрической экспертизы следует, что лицо страдает психическим заболеванием, требующим применения принудительной меры безопасности и лечения, и представляет опасность для общества и самого себя в силу болезненного состояния психики, применяется мера пресечения в виде содержания под стражей с помещением лица или в стражное отделение Республиканской клинической психиатрической больницы или в медицинскую часть следственного изолятора.

Если психическое состояние лица, совершившего общественно опасное деяние, не вызывает необходимости нахождения его в психиатрическом стационаре, то после проведения экспертного обследования обвиняемого или подозреваемого, в отношении которого не применялась мера пресечения в виде заключения под стражу, врачи-психиатры после уведомления об этом органа следствия выписывают больного из больницы (Инструкция N 2/9/3/1).

Вопрос об отмене, изменении меры пресечения в виде заключения под стражу разрешается в зависимости от психического состояния лица и тяжести самого деяния. В случае истечения срока содержания под стражей он подлежит продлению на время, необходимое для производства по делу в пределах сроков, установленных ст. 127 УПК. В этот срок входит и время принудительного пребывания лица в психиатрическом (психоневрологическом) учреждении (ч. 2 ст. 127 УПК).

Кроме общих оснований для возвращения уголовных дел следователю для производства дополнительно предварительного следствия (п. 3 ч. 1 ст. 264 УПК), для данной категории дел предусмотрены особые основания, такие как отсутствие в деле достаточных данных, позволяющих признать лицо страдающим психическим заболеванием, недостаточность исследования таких вопросов, как время наступления психического (расстройства) заболевания, влияние психического состояния на совершение общественно опасного деяния, отсутствие фактических данных, указывающих на необходимость применения к лицу принудительных мер безопасности и лечения, и других вопросов, входящих в предмет доказывания (ст. 443 УПК).

Поскольку в ч. 3 ст. 444 УПК не указывается на правомочия заместителя прокурора по представленному ему уголовному делу для направления в суд, следует исходить из нормы, сформулированной в п. 32 ст. 6 УПК, согласно которой под термином «прокурор» понимается и его заместитель.

Прокурор или его заместитель, согласившись с постановлением следователя о передаче дела прокурору для направления в суд, своим постановлением направляют дело в суд по подсудности, уведомляют об этом законного представителя и защитника лица, в отношении которого ведется производство по делу, а также потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, разъяснив им, что в дальнейшем всякие ходатайства и жалобы по делу направляются непосредственно в суд (ч. 1 ст. 266 УПК).