Комментарий к главе 46 «Производство по уголовному делу о применении принудительных мер безопасности и лечения» Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (часть 2)

Назначение судебного разбирательства

Получив от прокурора уголовное дело для решения вопроса о применении к лицу принудительных мер безопасности и лечения, судья изучает его в целях выявления наличия или отсутствия процессуальных препятствий для рассмотрения данного дела в судебном заседании, в связи с чем выясняет вопросы, указанные в ст. 277 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — УПК).

По данной категории уголовных дел подсудность дела определяется по общим правилам, указанным в гл. 32 УПК. Наличие у лица, совершившего общественно опасное деяние, психического расстройства (заболевания) не влияет на определение подсудности уголовного дела. Признав, что дело не подсудно данному суду, судья своим постановлением направляет его по подсудности.

В соответствии с ч. 1 ст. 280 УПК в случае, если лицо, в отношении которого ведется производство по применению принудительных мер безопасности и лечения, скрылось от суда и его местопребывание неизвестно, судья приостанавливает производство по делу, объявляет розыск и решает вопрос о применении или изменении меры пресечения. Что касается второго указанного в ч. 1 ст. 280 УПК основания для приостановления производства по уголовному делу, то применительно к рассматриваемой категории уголовных дел психическое расстройство (заболевание) лица не препятствует судебному заседанию, так как его участие в судебном заседании, если этому препятствует его психическое расстройство (заболевание), может быть исключено.

Прекращение производства по уголовному делу по применению принудительных мер безопасности и лечения в стадии назначения и подготовки судебного разбирательства возможно в соответствии с обстоятельствами, исключающими производство по уголовному делу, указанными в п. 5 — 11, 13 ч. 1 ст. 29 УПК. Согласно ч. 5 ст. 26 УПК возбужденное прокурором дело о преступлении, преследуемом в порядке частного обвинения, прекращению за примирением сторон не подлежит. Поскольку по преступлениям, преследуемым в порядке частного обвинения, совершенным несовершеннолетним или лицом, находящимся в состоянии невменяемости, обязательно предварительное следствие, постольку дело после его возбуждения обретает публичный характер со всеми вытекающими отсюда последствиями.

При наличии оснований судья назначает судебное разбирательство в соответствии с ч. 1 ст. 281 УПК. Постановление о назначении судебного разбирательства, в отличие от аналогичного постановления по уголовному делу, в отношении обвиняемого, не содержит термина «обвиняемый», разрешает вопрос о возможности участия лица, в отношении которого осуществляется производство по делу в судебном разбирательстве, о рассмотрении дела в открытом или закрытом судебном заседании и вручается, как правило, не лицу, в отношении которого ведется производство по делу, а его законному представителю и защитнику.

В случае непринятия органом уголовного преследования мер, обеспечивающих возмещение вреда, причиненного общественно опасным деянием, судья обязывает его принять необходимые меры (ст. 284 УПК).

Судья обязан проверить, привлечены ли к участию в деле законные представители лица, совершившего общественно опасное деяние. Если это требование не было выполнено в ходе досудебного производства, судья обязан вынести постановление о признании соответствующих лиц законными представителями в соответствии с ч. 2 ст. 56 УПК (п. 4 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 21.12.2006 N 10 «О практике применения законодательства, обеспечивающего право граждан на судебную защиту, и мерах по повышению ее эффективности в общих судах»).

Не менее чем за 5 суток до начала судебного заседания прокурор, защитник и законный представитель лица, совершившего общественно опасное деяние, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители уведомляются судом о месте и времени начала судебного заседания (ч. 4 ст. 281 УПК). При этом законному представителю и защитнику лица, совершившего общественно опасное деяние, а также потерпевшему вручается с переводом на их родной язык или язык, которым они владеют, копия постановления судьи о назначении судебного разбирательства (п. 1 ст. 283 УПК).

Секретарь судебного заседания (секретарь судебного заседания — помощник судьи) согласно ч. 1 ст. 445 УПК вызывает в судебное заседание прокурора, защитника, законных представителей, потерпевших, свидетелей. Что касается экспертов-психиатров, то они вызываются в необходимых случаях, т.е. УПК предоставляет судье право определить самому, может ли он исследовать вопрос о психическом состоянии лица на основании только одного заключения экспертов или необходимо участие врача-психиатра в судебном разбирательстве. Несвоевременность разрешения данного вопроса может отразиться на длительности рассмотрения уголовного дела. Поэтому этот вопрос должен быть в поле зрения судьи уже на стадии назначения и подготовки судебного разбирательства.

В перечне лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, закрепленном в ч. 1 ст. 445 УПК, не упоминаются гражданский истец, гражданский ответчик, их представители. Однако поскольку они согласно п. 9 ч. 1 ст. 53, п. 10 ч. 1 ст. 55 УПК имеют право участвовать в судебном разбирательстве, постольку подлежат вызову в судебное заседание.

В соответствии с ч. 2 ст. 445 УПК участие в судебном заседании лица, в связи с действиями которого осуществляется производство по уголовному делу, зависит от его психического состояния, удостоверенного врачом-психиатром. Данное лицо может быть вызвано в суд для предъявления его для опознания потерпевшим или свидетелями, оценки заключения врачей-психиатров в случае сомнения в правильности заключения и других случаях. Но если это лицо в силу его психического состояния не может давать показания, участвовать в исследовании доказательств либо представляет опасность для окружающих, в судебное заседание оно не вызывается.

Защитник, законный представитель лица, совершившего общественно опасное деяние, потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик, их представители вправе заявить судье свои ходатайства по делу, которые разрешаются в соответствии со ст. 135 — 137 УПК.

Судебное разбирательство

Судебное разбирательство по уголовному делу по применению принудительных мер безопасности и лечения осуществляется в судебном заседании единолично судьей, если максимальная санкция за совершенное лицом, в отношении которого рассматривается дело о применении принудительных мер безопасности и лечения, общественно опасное деяние не превышает десяти лет лишения свободы, или коллегиально в составе судьи и двух народных заседателей, если санкция за данное деяние превышает десять лет лишения свободы или влечет смертную казнь или деяние совершено несовершеннолетним (п. 2 ч. 2 и п. 1, 2 ч. 3 ст. 32 УПК).

При неявке в судебное заседание защитника лица, совершившего общественно опасное деяние, или прокурора судебное разбирательство независимо от причин неявки откладывается.

Под термином «прокурор» в данном случае следует понимать действующего в пределах своей компетенции Генерального прокурора Республики Беларусь и подчиненных ему прокуроров, их заместителей и помощников (п. 32 ст. 6 УПК).

В нормах комментируемой главы УПК не подчеркивается, в отличие от главы 45 УПК, регламентирующей производство по делам о преступлениях несовершеннолетних, обязательность явки в судебное заседание законного представителя лица. Исходя из п. 13 ч. 1 ст. 57 УПК последний имеет право участвовать в судебном разбирательстве, в связи с чем судья обязан вызвать его в судебное заседание. Однако неявка законного представителя в судебное заседание по неуважительным причинам, в т.ч. если он наделен статусом гражданского ответчика, означает отказ его от реализации своего права на участие в судебном разбирательстве. Если же неявка законного представителя обусловлена уважительными причинами, судебное заседание откладывается.

Особенностью судебного разбирательства по указанной категории дел является то, что в нем не ставится вопрос об обвинении, а участвующий в судебном заседании прокурор не выступает в качестве государственного обвинителя. Поэтому в подготовительной части судебного разбирательства оглашается, кто выступает в качестве прокурора, а не государственного обвинителя, и лицо, в отношении которого рассматривается уголовное дело, не называется обвиняемым.

Судебное следствие начинается с изложения прокурором доводов о необходимости применения к лицу, в отношении которого рассматривается дело, принудительных мер безопасности и лечения.

Исследование доказательств осуществляется в порядке, предусмотренном гл. 36 УПК с учетом особенностей лица, в отношении которого рассматривается дело.

В ходе судебного разбирательства должны исследоваться в полном объеме все обстоятельства совершенного общественно опасного деяния, данные о том, что деяние совершило лицо, в отношении которого рассматривается уголовное дело, и что это лицо в момент совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости или заболело психическим расстройством (заболеванием) после совершения преступления.

УПК прямо не запрещает по данной категории уголовных дел производство судебного следствия в сокращенном порядке. Вместе с тем исходя из нормы ч. 2 ст. 446 УПК, предписывающей исследование в судебном заседании доказательств по установлению обстоятельств, входящих в предмет доказывания, и ч. 1 ст. 326 УПК, допускающей судебное следствие в сокращенном порядке по делам в отношении обвиняемого при условии добровольного признания им своей вины, сделанного в ходе его обязательного допроса, которому не подлежит лицо, страдающее психическим расстройством (заболеванием), следует недопустимость по комментируемой категории уголовных дел судебного следствия в сокращенном порядке.

Подлежащие доказыванию обстоятельства дела устанавливаются показаниями свидетелей, имеющих информацию о поведении лица, в отношении которого рассматривается дело, его болезнях, проявлениях неадекватности в поведении, об обстоятельствах совершенного общественно опасного деяния. В ходе судебного разбирательства должны быть оглашены полученные на предварительном следствии или непосредственно в судебном заседании данные организации здравоохранения, касающиеся психического состояния данного лица.

Заключение экспертизы, как и иные доказательства, подлежат оценке судом. В случае сомнений относительно заключения экспертизы, неясности его выводов, неполноты, наличия противоречивых исходных данных, положенных в основу заключения экспертизы, если эксперты пришли к различным выводам, в деле появились данные, неизвестные эксперту при проведении экспертизы, и т.п., суд назначает соответственно дополнительную или повторную экспертизу в порядке ст. 239 УПК (постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 29.03.2001 N 1 «О судебной экспертизе по уголовным делам»).

В случае участия в судебном заседании эксперта, давшего заключение в ходе досудебного производства, суд может после оглашения заключения не назначать экспертизу, а ограничиться допросом эксперта, если в ходе судебного следствия не получено новых данных и у участников судебного следствия не возникло новых вопросов, относящихся к предмету экспертизы (ч. 7 ст. 334 УПК). Поэтому при необходимости допроса эксперта он подлежит вызову в судебное заседание.

Если при рассмотрении уголовного дела в отношении обвиняемого вопрос о психическом расстройстве (заболевании) его впервые возник в судебном разбирательстве, суд назначает экспертизу в соответствии со ст. 334 УПК. УПК не определяет критериев отнесения заболевания к временному или хроническому. Вместе с тем от ответа на этот вопрос зависит принятие решения соответственно или о приостановлении производства по делу (ч. 2 ст. 302 УПК), или о применении принудительных мер безопасности и лечения. Традиционно к временным психическим расстройствам (заболеваниям) относят такие расстройства психики, как реактивное состояние, белая горячка, патологическое опьянение, патологический аффект и др. Они возникают внезапно, протекают быстротечно.

Если психическое расстройство (заболевание) носит временный характер, препятствующий врачам-психиатрам провести психиатрическую экспертизу на предмет определения психического состояния лица во время совершения инкриминируемого ему деяния, к этому лицу применяется принудительная мера психиатрического лечения на основании ст. 30 Закона Республики Беларусь от 01.07.1999 N 274-З «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (далее — Закон) до его излечения. Производство по делу в этом случае приостанавливается. После излечения производство по делу возобновляется, производится судебно-психиатрическая экспертиза и в соответствии с ее результатами решается вопрос или о применении принудительных мер безопасности и лечения, или об окончании производства по делу в общем порядке (ст. 353 УПК).

Если в судебное заседание было вызвано лицо, в отношении которого рассматривается дело о применении принудительных мер безопасности и лечения, ему должны предоставляться процессуальные права, которыми наделяется обвиняемый в той мере, в какой это позволяет его психическое состояние. В частности, лицо может быть заслушано по обстоятельствам, имеющим значение для разрешения уголовного дела, подать жалобу, заявить ходатайство о привлечении указанного им специалиста и др. Правосубъектность такого лица предопределена правами гражданина, помещенного в психиатрический стационар на основании ст. 8, 38, 46 Закона и др.

По окончании судебного следствия суд переходит к прениям сторон, которые в отличие от общих правил имеют некоторые особенности. Предмет выступлений составляют обстоятельства, указанные в ст. 447 УПК. В прениях не участвует лицо, совершившее общественно опасное деяние. Прокурор (вместо обвинительной речи) и защитник выражают свою позицию по вопросам доказанности общественно опасного деяния, совершения его лицом, в отношении которого рассматривается дело, оснований применения принудительной меры безопасности и лечения и какой именно (в рамках ст. 446, 447 УПК), а также по другим необходимым для разрешения судом вопросам, предусмотренным ч. 1 ст. 352 УПК.

Если лицо, в отношении которого рассматривается дело о применении принудительных мер безопасности и лечения, было вызвано в судебное заседание, оно заслушивается судом.

Если в судебном разбирательстве по обвинению лица в совершении преступления было установлено, что общественно опасное деяние было совершено им в состоянии невменяемости или психическое расстройство (заболевание) наступило после совершения преступления, в т.ч. заболевание наступило во время производства по уголовному делу, судебное разбирательство продолжается с учетом особенностей, предусмотренных ст. 446 — 448 УПК.

Вопросы, решаемые судом при принятии решения по уголовному делу

В процессе судебного разбирательства уголовного дела о применении принудительных мер безопасности и лечения должны быть исследованы и разрешены следующие вопросы:

  1. имело ли место общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом;
  2. совершило ли это деяние лицо, в отношении которого рассматривается уголовное дело;
  3. совершило ли данное лицо общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом, в состоянии невменяемости;
  4. заболело ли данное лицо после совершения преступления психическим расстройством (заболеванием), лишающим его возможности отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими, и не является ли это заболевание временным расстройством душевной деятельности, требующим лишь приостановления производства по уголовному делу;
  5. представляет ли психическое расстройство (заболевание) данного лица опасность для него или других лиц либо возможность причинения им иного вреда;
  6. подлежит ли применению в отношении данного лица принудительная мера безопасности и лечения и какая именно?

По окончании судебного разбирательства суд (судья) в совещательной комнате разрешает вопросы в той последовательности, в которой они указаны в статье 447 УПК.

Разрешение дела по существу предопределяет получение ответа на три основных вопроса:

  1. имело ли место общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом;
  2. совершило ли деяние лицо, в отношении которого рассматривается уголовное дело, и
  3. необходимо ли применение к данному лицу принудительных мер безопасности и лечения?

Ответы на эти вопросы должны быть обоснованы зафиксированными в протоколе судебного заседания доказательствами, указывающими на место, время, способ совершения деяния, в чем конкретно выразились действия лица, в отношении которого ведется производство по делу, и другие обстоятельства, имеющие значение для дела.

Одной из составляющих основания применения принудительных мер безопасности и лечения является совершение лицом в состоянии невменяемости общественно опасного деяния. Объектом данного деяния являются общественные отношения, охраняемые уголовным законом, объективная сторона выражается в совершении общественно опасных действий, вызвавших, как правило, общественно опасные последствия. В отличие от категории «преступление» в данном случае в соответствии с ч. 1 ст. 28 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее — УК) отсутствует субъект уголовной ответственности и субъективная сторона, что исключает обозначение совершенного общественно опасного деяния термином «преступление». Доказывание обстоятельств этого деяния осуществляется по общим правилам доказывания с учетом специфики субъекта общественно опасного деяния (п. 1 ч. 1 ст. 89 УПК).

В соответствии со ст. 101 УК вид принудительных мер безопасности и лечения назначается в зависимости не только от психического состояния лица, но и от характера и степени общественной опасности деяния, которые устанавливаются в соответствии со ст. 12 УК вне зависимости от психического состояния лица, его совершившего.

Вопрос о невменяемости лица решается судом на основании медицинских и юридических критериев. Заключение судебно-психиатрической экспертизы о том, что лицо в момент совершения общественно опасного деяния не могло сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, не влечет автоматически признание судом совершения этого деяния в состоянии невменяемости. Суд оценивает их по общим правилам оценки доказательств (ст. 105 УПК). Специальные исследования подтверждают, что аномальные формы поведения и отдельные симптомы психопатологического типа эпизодически могут проявляться у психически здоровых людей как реакция на эмоционально-стрессовые ситуации. Но это не патология, а лишь доказательство огромного разнообразия проявлений психических функций человека, при интерпретации которых в целом ряде случаев вопросы нормы поведения остаются проблематичными. В связи с этим для решения вопроса о невменяемости лица наряду с медицинским критерием судом применяется юридический критерий, составляющим которого является, в первую очередь, уровень волевого развития лица. Нередко ответ на этот вопрос требует использования специальных познаний привлеченных в качестве экспертов психологов, в компетенцию которых входит решение вопроса, могло ли лицо, совершившее общественно опасное деяние, руководить своими действиями.

Оценка судом заключения врачей-психиатров зависит в определенной мере от тех фактических данных, на которых эксперты делали свои выводы о том, что лицо на момент совершения деяния не могло сознавать фактического характера и общественной опасности своих действий или не могло ими руководить. Это показания свидетелей об обстановке, механизме совершения общественно опасного деяния, аномальности поведения лица в момент совершения общественно опасного деяния, после его совершения, а также на момент производства по делу, личностные его качества, официальные данные организаций здравоохранения, на излечении или обследовании в которых находилось лицо, и т.п.

Определяющим в разрешении дела по существу является установление времени наступления психического расстройства (заболевания), лишающего лицо возможности отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими. В соответствии со ст. 104 УК лицо, совершившее преступление, но до постановления приговора заболевшее психическим расстройством (заболеванием), лишающим его возможности сознавать общественную опасность своих действий или руководить ими, после его излечения может быть привлечено к уголовной ответственности, если не истекли сроки давности, установленные ст. 83 и 84 УК, или нет других оснований освобождения от уголовной ответственности в силу ч. 1 ст. 451 УПК.

Установив в судебном разбирательстве невменяемость лица или наличие у него психического расстройства (заболевания), наступившего после совершения преступления, суд разрешает вопрос о применении принудительной меры безопасности и лечения и какой именно. Вид ее определяется в соответствии со ст. 102 УК с учетом степени тяжести совершенного общественно опасного деяния и психического состояния лица, его совершившего. Вывод суда основывается, в первую очередь, на основании заключения врачей-психиатров, которым данный вопрос ставился, а также материалов дела, характеризующих психическое состояние лица, его поведение до совершения и в момент совершения общественно опасного деяния, в ходе производства по уголовному делу, совершение данным лицом деяний, предусмотренных Кодексом Республики Беларусь об административных правонарушениях, степень тяжести общественно опасного деяния и т.п.

В соответствии со ст. 30 Закона принудительные меры безопасности и лечения назначаются, если лицо в силу его психического состояния совершает действия, дающие основания предполагать наличие у него тяжелого психического расстройства (заболевания), которое обусловливает его непосредственную опасность для себя и (или) окружающих; причинение существенного вреда его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если он будет оставлен без психиатрической помощи.

Принудительное лечение в психиатрической больнице (отделении) с обычным наблюдением может быть назначено в отношении лица, страдающего психическим расстройством (заболеванием), которое по своему психическому состоянию и характеру совершенного общественно опасного деяния нуждается в больничном содержании и лечении в принудительном порядке (ч. 2 ст. 102 УК).

Принудительное лечение в психиатрической больнице (отделении) с усиленным наблюдением может быть назначено судом в отношении лица, страдающего психическим расстройством (заболеванием), которое совершило общественно опасное деяние, не связанное с посягательством на жизнь и здоровье граждан, и по психическому состоянию не представляет угрозы для окружающих, но нуждающегося в больничном содержании и лечении в условиях усиленного наблюдения (ч. 3 ст. 102 УК).

Принудительное лечение в психиатрической больнице со строгим наблюдением может быть назначено судом в отношении лица, страдающего психическим расстройством (заболеванием), которое по психическому состоянию и характеру совершенного общественно опасного деяния представляет особую опасность для общества и нуждается в больничном содержании и лечении в условиях строгого наблюдения (ч. 4 ст. 102 УК). Такую опасность представляют больные, склонные к повторным агрессивным актам, к грубому нарушению больничного режима, к немотивированному озлобленному поведению (побеги, нападение на персонал и т.п.).

Лица, помещенные в психиатрические больницы с усиленным и строгим наблюдением, содержатся в условиях, исключающих возможность совершения ими нового общественно опасного деяния (ч. 5 ст. 102 УК).

Конкретную психиатрическую больницу, где лицо должно проходить лечение, в случае решения о помещении его в стационар, определяет территориальная организация здравоохранения.

Если же лицо, страдающее психическим расстройством (заболеванием), по своему психическому состоянию не нуждается в помещении в психиатрический стационар, ему может быть назначено принудительное амбулаторное наблюдение и лечение у врача-психиатра по месту жительства (ч. 1 ст. 102 УК). Данная мера наблюдения позволяет сохранить для больного привычный образ жизни, работу, контакт с семьей и близкими.

Определение (постановление) суда

В соответствии с ч. 1 ст. 448 УПК признав доказанным, что общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом, совершено лицом, в отношении которого рассматривается дело о применении принудительных мер безопасности и лечения, в состоянии невменяемости или что это лицо после совершения преступления заболело психическим расстройством (заболеванием), делающим невозможным назначение или исполнение наказания, суд выносит определение (постановление) в соответствии со статьями 101 — 107 УК о применении к нему принудительной меры безопасности и лечения с указанием, какой именно.

Отдельно следует выделить упомянутые в ч. 1 ст. 448 УПК статьи 106 и 107 УК, касающиеся лиц с уменьшенной вменяемостью, а также лиц, страдающих хроническим алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией, вынесение решения о применении принудительных мер безопасности и лечения к которым осуществляется одновременно с постановлением в отношении их приговора и назначением уголовного наказания. В связи с изложенным можно сделать вывод о том, что применение принудительных мер безопасности и лечения к указанным лицам не регламентируется главой 46 УПК.

Что касается указанных в ч. 1 ст. 448 УПК статей 103 — 105 УК, то они применяются после вынесения судом определения (постановления) о применении принудительных мер безопасности и лечения и отсылка к ним должна быть дана в ст. 450, 451 УПК.

По результатам рассмотрения дела о применении принудительных мер безопасности и лечения суд выносит одно из следующих определений (постановлений):

  1. о применении принудительной меры безопасности и лечения (в случае признания доказанным того факта, что общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом, совершено лицом, в отношении которого рассматривается дело о применении принудительных мер безопасности и лечения, в состоянии невменяемости или что это лицо после совершения преступления заболело психическим расстройством (заболеванием), делающим невозможным назначение или исполнение наказания);
  2. о прекращении производства по уголовному делу (или прекращении уголовного преследования) и неприменении принудительной меры безопасности и лечения (в случае, если лицо, указанное в ч. 1 ст. 448 УПК, не представляет опасности по своему психическому состоянию либо им совершено деяние, не представляющее большой общественной опасности);
  3. о возвращении дела прокурору для производства предварительного следствия (в случае, когда суд признает, что участие лица в совершении общественно опасного деяния не доказано, равно как и при установлении обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу (ст. 29 УПК), а также по основаниям, предусматривающим прекращение производства по уголовному делу с освобождением от уголовной ответственности в соответствии со ст. 30 УПК).

Определение (постановление) о применении принудительной меры безопасности и лечения выносится и в том случае, когда суд, рассматривая в судебном заседании уголовное дело в отношении обвиняемого, устанавливает, что он во время совершения общественно опасного деяния находился в невменяемом состоянии или заболел после совершения преступления психическим расстройством (заболеванием), лишающим его возможности осознавать значение своих действий или руководить ими (ч. 1 ст. 448, ч. 2 ст. 353 УПК).

В случае совершения общественно опасного деяния лицом, страдающим психическим расстройством (заболеванием), в соучастии с обвиняемым суд вправе одновременно рассмотреть вопрос о виновности обвиняемого и о применении принудительных мер безопасности и лечения в отношении невменяемого или лица, заболевшего психическим расстройством (заболеванием) после совершения преступления. В этом случае постановляется приговор и прилагается к нему определение (постановление) о применении принудительных мер безопасности и лечения.

Если вопрос о необходимости установления психического состояния обвиняемого возник в ходе судебного разбирательства уголовного дела, оконченного в порядке ускоренного производства, или дела частного обвинения, или дела, расследованного в форме дознания, и по результатам экспертного исследования были установлены невменяемость лица или наступление у него психического расстройства (заболевания) после совершения преступления, требующего принудительных мер безопасности и лечения, уголовное дело судом направляется прокурору для организации проведения предварительного следствия (ч. 2 ст. 181 УПК).

Структура, процессуальная форма и в соответствующей мере содержание определения (постановления) о применении принудительных мер безопасности и лечения соответствуют общим требованиям, предъявляемым в целом к процессуальным решениям. Они должны быть законными, обоснованными, мотивированными и справедливыми.

В описательно-мотивировочной части определения (постановления) о применении принудительной меры безопасности и лечения обосновывается доказанность совершения лицом общественно опасного деяния, медицинский и юридический критерий невменяемости. О последствиях общественно опасного деяния надлежит указывать как в случаях, когда они имеют характер квалифицирующего признака, так и в случаях, когда они не влияют на квалификацию деяния.

Анализируя доказательства, подтверждающие основания применения принудительной меры безопасности и лечения, суд в определении (постановлении) по аналогии с приговором суда приводит ту часть источников доказательств, которая имеет непосредственное доказательственное значение (постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28.09.2001 N 9 «О приговоре суда»), дает юридическую оценку действиям совершившего их лица, приводит обоснование и мотивы выбора вида принудительной меры безопасности и лечения, характера и размера вреда и других решаемых вопросов (ч. 2 ст. 360 УПК).

В резолютивной части определения (постановления) указывается решение о применении в соответствии со ст. 101, 102 УК конкретного вида принудительной меры безопасности и лечения.

Наряду с решением вопроса о применении принудительной меры безопасности и лечения суд разрешает и вопросы, указанные в п. 11 — 14, 16 ч. 1 ст. 352 и ст. 364 УПК.

Если общественно опасным деянием причинен вред, необходимо указать его характер, размер в денежном выражении. Вопрос о возмещении вреда разрешается в соответствии со ст. 155 УПК и постановлением Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 24.06.2004 N 8 «О практике рассмотрения судами гражданского иска в уголовном процессе».

Обязанность возмещения вреда возлагается на гражданского ответчика, которым признается лицо, на которое в соответствии со ст. 54 и 152 УПК должна быть возложена материальная ответственность за действия лица, в отношении которого рассматривается дело о применении принудительных мер безопасности и лечения. На основании п. 1 ст. 945 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) вред, причиненный гражданином, признанным недееспособным, возмещают его опекун или организация, обязанная осуществлять за ним надзор, если не докажут, что вред возник не по их вине. Согласно п. 3 ст. 945 ГК, если опекун умер либо не имеет достаточных средств для возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, а сам причинитель обладает такими средствами, суд с учетом имущественного положения этого лица, а также потерпевшего и других обстоятельств дела вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда. В соответствии со ст. 949 ГК лица, причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно.

Исходя из ч. 1 ст. 163 УПК процессуальные издержки взыскиваются с осужденного, подозреваемого или обвиняемого, к коим не относится лицо, в отношении которого вынесено определение о применении принудительных мер безопасности и лечения. Такой подход был отражен в ч. 2 п. 17 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 26.04.1984 N 4 «О судебной практике по применению, изменению и отмене принудительных мер медицинского характера».

Определение (постановление) суда о применении к лицу принудительной меры безопасности и лечения обращается к исполнению в порядке ст. 401 УПК. Если лицо содержалось в местах лишения свободы, копии определения (постановления) суда и заключения судебно-психиатрической экспертизы, заверенные подписями судьи и гербовой печатью суда, направляются для исполнения в места лишения свободы по месту содержания этих лиц. Во всех остальных случаях указанные документы направляются для исполнения в территориальные органы здравоохранения или в то учреждение, где больной находится после произведенной экспертизы. К определению (постановлению) о назначении принудительной меры безопасности и лечения приобщаются паспорт больного и другие личные документы (подп. 97.18 п. 97 Инструкции по делопроизводству в районном (городском) суде Республики Беларусь, утвержденной приказом Министерства юстиции Республики Беларусь от 18.10.2001 N 311).

Исполнение решения суда в части гражданского иска осуществляется в порядке исполнительного производства (ст. 157 УПК).

При помещении лица, совершившего общественно опасное деяние, в психиатрический стационар суд обязан на основании ч. 1 ст. 368 УПК не позднее следующего дня после совершения указанных действий уведомить управление (отдел) образования районного (городского) исполнительного комитета местной администрации в случае, если у данного лица без попечения остались дети, а также престарелые родители и другие иждивенцы в целях соответственно обеспечения их государственной защиты, а при наличии имущества или жилища, остающихся без присмотра, — о передаче их на хранение родственникам или местным исполнительным или распорядительным органам.

При отсутствии оснований для применения к лицу принудительной меры безопасности и лечения выносится определение (постановление) суда о прекращении производства по уголовному делу по одному из оснований, указанных в ч. 2 и 3 ст. 448 УПК.

Специальным основанием прекращения рассматриваемого особого производства по уголовному делу является основание, предусмотренное ч. 2 ст. 448 УПК. Составляющими это основание в соответствии с указанной нормой являются два обстоятельства: лицо, в отношении которого рассматривается уголовное дело, не представляет опасности по своему психическому состоянию либо совершенное им деяние в соответствии с ч. 2 ст. 12 УК не представляет большой общественной опасности. Буквальное толкование нормы ч. 2 ст. 448 УПК в связи с соединением указанных двух составляющих союзом «либо» позволяет считать, что для прекращения производства по делу и неприменении принудительных мер безопасности и лечения достаточно, якобы, одного из них. Вместе с тем в п. 1 ч. 1 ст. 444 УПК предусмотрено, что по окончании предварительного следствия следователь выносит постановление о прекращении производства по уголовному делу, когда по характеру совершенного общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, и своему психическому состоянию лицо, совершившее это деяние, не представляет опасности для общества. Союз «и» в данном случае предполагает необходимость одновременного наличия указанных составляющих для прекращения предварительного расследования. Таким образом, формулировка нормы п. 1 ч. 1 ст. 444 УПК является более предпочтительной, так как отказаться от применения принудительных мер безопасности и лечения только по одному из указанных оснований, например, в силу небольшой общественной опасности деяния, в то время как лицо по своему психическому состоянию представляет опасность для окружающих, значит, не оградить общество от рецидива совершения психически больным лицом нового общественно опасного деяния, равно как и не обеспечить безопасность самого лица. К тому же следует исходить и из заключения врачей-психиатров относительно необходимости применения в отношении такого лица принудительных мер безопасности и лечения. Если же лицо, совершившее общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, выздоровело к моменту рассмотрения дела в судебном заседании, перестало быть опасным по своему психическому состоянию, прекращение производства по уголовному делу о применении принудительных мер безопасности и лечения возможно, но не по ч. 2 ст. 448 УПК, а по п. 2 ч. 1 ст. 29 УПК за отсутствием состава преступления.

Обстоятельства, предусмотренные ч. 1 ст. 30 УПК, как об этом указано выше, могут быть применены при производстве по уголовному делу по применению принудительных мер безопасности и лечения только к лицам, совершившим преступление, но до приговора суда заболевшим психическим расстройством (заболеванием). Лицо, признанное невменяемым, не может быть привлечено к уголовной ответственности за содеянное, а значит, не подлежит и освобождению от нее. Не применяется при прекращении производства по рассматриваемым уголовным делам в судебном заседании и основание, предусмотренное ч. 1-1 ст. 30 УПК, так как это прерогатива прокурора, реализуемая на стадии предварительного расследования.

Нельзя считать равнозначными, как это следует из ч. 3 ст. 448 УПК, основания прекращения производства по делу, указанные в ст. 29 и 30 УПК, которые согласно данной норме применяются «вне зависимости от наличия и характера заболевания лица». Наличие обстоятельств, указанных в ч. 1 ст. 29 УПК, по общему правилу влечет обязанность органа, ведущего уголовный процесс, прекратить производство по делу, в то время как применение обстоятельств, указанных в ч. 1 ст. 30 УПК, является правом лица, ведущего уголовный процесс, прекратить производство по делу.

Кроме этого, если рассматривать такие основания, исключающие производство по делу, как истечение срока давности (п. 3 ч. 1 ст. 29 УПК) и акт амнистии (п. 4 ч. 1 ст. 29 УПК), а также исходить из смысла статей 83 (освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности), 95 УК (амнистия) и примечаний к статьям Особенной части УК, речь идет об освобождении от уголовной ответственности или наказания лиц, совершивших преступление. Невменяемыми лицами совершаются общественно опасные деяния, но не преступления, в силу чего данные основания неприменимы к ним. Однако все указанные основания могут быть применены к лицам, совершившим преступление и заболевшим до постановления приговора психическим расстройством (заболеванием), но только после их выздоровления.

В соответствии с ч. 3 ст. 448 УПК, если не доказано участие лица в совершении общественно опасного деяния, прекращается производство по делу. При применении аналогичного основания судом в отношении обвиняемого постановляется оправдательный приговор (ст. 357 УПК). Уголовное дело в этом случае направляется прокурору для организации производства дополнительного предварительного расследования в целях установления лица, совершившего данное преступление (ч. 2-1 ст. 368 УПК). Аналогично поступает и следователь при прекращении уголовного преследования в связи с недоказанностью участия лица в совершении общественно опасного деяния (п. 1 ч. 1 ст. 444 УПК). Поскольку судебное разбирательство по применению принудительных мер безопасности и лечения регламентируется правилами, закрепленными в главах 35 — 38 УПК, постольку указанный порядок допустим и в связи с применением нормы, закрепленной в ч. 3 ст. 448 УПК. Вынесение определения (постановления) о прекращении производства по делу, как это предписывается ч. 3 ст. 448 УПК, в соответствии с п. 8 ч. 1 ст. 29 УПК является обстоятельством, исключающим дальнейшее производство по делу, в том числе и дополнительное предварительное расследование в отношении указанного в определении (постановлении) лица.

Поэтому в соответствии с общими правилами, на применение которых ориентирует ч. 2 ст. 442 УПК, при недоказанности участия лица в совершении общественно опасного деяния суд выносит определение (постановление) о прекращении уголовного преследования в отношении лица, совершившего общественно опасное деяние. Поскольку согласно п. 48 ст. 6 УПК производство по применению принудительных мер безопасности и лечения относится к функции уголовного преследования, постольку законодательством не исключается и прекращение уголовного преследования при наличии оснований. Данное положение предопределяет необходимость внесения изменений в ст. 444 и 448 УПК.

Прекращение уголовного преследования в связи с недоказанностью участия лица в совершении инкриминируемого ему общественно опасного деяния влечет по общим правилам полную реабилитацию этого лица, в т.ч. возмещение вреда, причиненного действиями органа, ведущего уголовный процесс (главу 48 УПК). В соответствии со ст. 49 Закона граждане имеют право взыскивать в судебном порядке материальное возмещение морального вреда от учреждений и лиц, оказывающих психиатрическую помощь, допустивших нарушение прав и свобод граждан при оказании им психиатрической помощи.

При наличии оснований суд (судья) выносит определение (постановление) о прекращении производства по уголовному делу и неприменении к лицу принудительных мер безопасности и лечения. Указанное решение принимается по общим правилам прекращения производства по уголовному делу в судебном заседании (ст. 303 УПК).

В описательно-мотивировочной части данного определения (постановления) излагаются повод для возбуждения уголовного дела, обстоятельства совершения общественно опасного деяния, результаты расследования и судебного разбирательства дела, указываются статья УК, под признаки которой подпадает совершенное общественно опасное деяние, данные о лице (лицах), в отношении которого осуществлялось производство по уголовному делу по применению принудительных мер безопасности и лечения, приводятся анализ добытых по делу доказательств, основания, влекущие прекращение производства по делу или уголовного преследования, и мотивировка принятого решения.

В резолютивной части определения (постановления) формулируется решение о прекращении производства по уголовному делу и неприменении принудительных мер безопасности и лечения со ссылкой на пункт, часть, статью УПК, послужившие основанием прекращения производства по делу, а также указание об отмене примененных мер процессуального принуждения, о судьбе вещественных доказательств, разъясняется право в соответствующих случаях на возмещение причиненного вреда в порядке главы 48 УПК и порядок обжалования определения (постановления) (ч. 3 ст. 303 УПК).

Вопросы гражданского иска по прекращенному производству разрешаются в соответствии с ч. 4 — 6 ст. 155, 364 УПК, 969 ГК.

Поскольку при прекращении производства по уголовному делу принудительные меры безопасности и лечения не применяются, постольку вопрос о лечении лиц, страдающих психическими расстройствами (заболеваниями) и совершивших общественно опасное деяние, решается в общем порядке, регулируемом Законом. В резолютивной части определения (постановления) о прекращении производства по уголовному делу отражается решение суда (судьи) об уведомлении территориальной организации здравоохранения о данном решении, во исполнение которого в пятидневный срок ей направляются копия данного определения (постановления) и заключение судебно-психиатрической экспертизы для решения вопроса об амбулаторном лечении лица, страдающего психическим расстройством (заболеванием), и наблюдении за ним психиатра или о направлении его в психиатрический стационар в соответствии с Законом.

Если в судебном разбирательстве исключена невменяемость лица или установлена такая степень его психического расстройства (заболевания), которая не исключает назначение уголовного наказания, суд направляет уголовное дело прокурору для решения вопроса о привлечении данного лица в качестве обвиняемого, предъявлении обвинения, окончании расследования и направлении дела в суд в общем порядке. В данном случае не подвергается сомнению доказанность причастности указанных лиц к совершенным преступлениям, но необходимо предъявить им обвинения, провести дополнительные действия по установлению характеризующих их данных, предоставить им возможность реализовать их право на защиту от предъявленного обвинения, провести все процессуальные действия в порядке ст. 255 — 262 УПК, т.е. провести расследование в общем порядке. В соответствии со ст. 182 УПК подследственность дела в данном случае определяется по предметному признаку, т.е. квалификацией преступления, а в случаях, предусмотренных ч. 9 — 11, 15 ст. 182 УПК, — прокурором. Поэтому, исходя из общих правил, суд может направить уголовное дело прокурору не только для организации производства предварительного следствия, но и для производства расследования в форме дознания.

Обжалование и опротестование определения

(постановления) суда

По результатам рассмотрения уголовного дела о применении принудительных мер безопасности и лечения, как указано выше, могут быть вынесены судом различные определения (постановления) (ст. 448 УПК). Статья 449 УПК не конкретизирует, какое определение (постановление) суда (судьи) может быть обжаловано и опротестовано, но по ее смыслу можно сделать вывод, что речь идет о любом из определений (постановлений) по этому делу, принятым в порядке ст. 448 УПК, т.е. как о применении принудительных мер безопасности и лечения, так и о прекращении производства по делу. Согласно же п. 2 ч. 1 ст. 377 УПК не подлежат обжалованию, а только опротестованию перечисленные в ч. 1 ст. 33 УПК определения (постановления) суда первой инстанции, в т.ч. указанное в п. 5 ч. 1 ст. 33 УПК применение судом принудительных мер безопасности и лечения. Представляется, что указанная норма ст. 377 УПК не соответствует нормам УПК, гарантирующим доступ граждан к правосудию, что требует законодательной ее корректировки. Кроме того, норма ст. 449 УПК является специальной, в силу чего приоритетной относительно не совпадающих с ней норм.

Законодательство не содержит каких-либо особенностей обжалования и опротестования определений (постановлений) суда по делам о применении принудительных мер безопасности и лечения по сравнению с общим порядком кассационного обжалования или опротестования, предусмотренным главами 39 и 40 УПК. Вместе с тем, поскольку невменяемые лица и лица, заболевшие психическим расстройством (заболеванием) после совершения преступления, в силу их психического состояния не могут самостоятельно защищать свои права и законные интересы, как правило, обжалуют определения (постановления) суда их защитник и законный представитель.

Решения суда кассационной инстанции по делам о применении принудительных мер безопасности и лечения соответствуют по своей сути определениям, указанным в ст. 385 УПК с учетом особенностей определений (постановлений), выносимых в порядке ст. 448 УПК.

Принимать решение об изменении принудительной меры безопасности и лечения суд кассационной инстанции должен на основании ст. 103 УК с учетом требований ст. 386 УПК, ограничивающих права кассационной инстанции в части изменения уголовно-правовой квалификации общественно опасного деяния в сторону применения закона о более тяжком общественно опасном деянии. Что же касается запрета данной нормы в части усиления наказания обвиняемого в кассационной инстанции, требования ее неприменимы относительно мер безопасности и лечения в силу того, что они не являются наказанием. Суд вправе при наличии оснований изменить вид психиатрического стационара на более строгий в соответствии с требованиями ст. 103 УК. В этом случае положение лица, в отношении которого применены эти меры, не ухудшается, поскольку определение вида психиатрического стационара связано с защитой самого лица и общества от угрозы совершения этим лицом общественно опасных деяний.

Прекращение или изменение принудительных мер безопасности и лечения

В определении (постановлении) суда о применении принудительных мер безопасности и лечения не указывается срок действия данного решения. Длительность и вид их применения зависят от психического состояния лица. Администрация организации здравоохранения сама не вправе изменить или отменить назначенную судом принудительную меру безопасности и лечения. Решение данного вопроса является исключительной компетенцией суда (ч. 4 ст. 40 Закона). Основывается оно на заключении комиссии врачей-психиатров.

Согласно ч. 2 ст. 103 УК лица, страдающие психическими расстройствами (заболеваниями), к которым применены принудительные меры безопасности и лечения, не реже одного раза в шесть месяцев должны подвергаться освидетельствованию комиссией врачей-психиатров в целях инициирования перед судом вопроса о прекращении принудительных мер безопасности и лечения или изменении их вида.

Прекращение принудительных мер безопасности и лечения заключается в том, что ранее назначенная мера прекращает свое действие. Основанием для принятия данного решения является утрата лицом опасности для окружающих, а также лично для себя, в частности:

  • а) лицо выздоровело;
  • б) изменился характер заболевания настолько, что лицо может отдавать отчет своим действиям и руководить ими, что исключает необходимость применения принудительных мер безопасности и лечения;
  • в) возникло такое болезненное состояние, в связи с которым лицо перестало представлять опасность для окружающих, например, лицо по тем или иным причинам оказалось парализовано, в силу чего нет необходимости содержать его в психиатрическом учреждении.

Изменение принудительной меры безопасности и лечения — это изменение режима психиатрического лечения и наблюдения психиатра, например, направление лица из психиатрической больницы со строгим наблюдением в психиатрическую больницу с усиленным наблюдением, замена лечения лица в психиатрическом стационаре на амбулаторное лечение и наблюдение психиатра и т.п. В данном случае учитывается, что психическое состояние лица изменилось, но эти изменения не исключают необходимости его принудительного лечения у психиатра. Изменение вида принудительных мер безопасности и лечения возможно только в рамках видов, указанных в ст. 101 УК, по основаниям, предусмотренным ст. 102 УК, и в порядке, предусмотренном УПК, а не Законом.

Поводом для рассмотрения судом вопроса о прекращении или изменении принудительных мер безопасности и лечения является внесенное представление администрации организации здравоохранения, оказывающей психиатрическую помощь, в котором формулируются выводы, сделанные на основании заключения комиссии врачей-психиатров.

Заключение комиссии врачей-психиатров — сугубо медицинский документ, в котором должны быть приведены данные о болезни лица, о проведенном лечении, данные сопоставления состояния лица, зафиксированного в заключении врачей-психиатров при проведении судебно-психиатрической экспертизы, и результаты обследования в психиатрическом лечебном учреждении при прохождении им лечения.

Инициировать обследование лица, страдающего психическим расстройством (заболеванием), независимо от установленного законодательством графика может защитник, законный представитель, врач, лечащий данного больного. Не исключается такое ходатайство и со стороны находящегося на лечении лица, если это позволяет его психическое состояние. Ходатайство в этом случае подается через администрацию психиатрического (психоневрологического) учреждения вне зависимости от времени последнего освидетельствования. При отсутствии оснований для прекращения или изменения принудительной меры безопасности и лечения, если вопрос инициировался не самим лечебным учреждением, администрация этого учреждения направляет в суд свое заключение о необходимости дальнейшего принудительного лечения.

В представлении администрации организации здравоохранения, оказывающей психиатрическую помощь, представляемом в суд для принятия решения об прекращении или изменении принудительной меры безопасности и лечения, по возможности также должны быть указаны следующие сведения: прогноз заболевания; нуждается ли лицо в дальнейшем нахождении в больнице, или возможно амбулаторное лечение; нужен ли больному посторонний уход, надзор за ним и т.п.

В соответствии с ч. 1 ст. 402 УПК вопрос о прекращении или изменении принудительных мер безопасности и лечения рассматривается единолично судьей в стадии исполнения приговора. Принятие решения о прекращении или изменении принудительных мер безопасности и лечения согласно ч. 1 ст. 402 УПК возлагается на суд, вынесший определение (постановление) о применении принудительных мер безопасности и лечения, или суд по месту нахождения психиатрического (психоневрологического) учреждения в случае, если определение (постановление) исполняется вне района деятельности суда, его вынесшего. В соответствии же с ч. 2 ст. 450 УПК этот вопрос рассматривается только судом, вынесшим определение (постановление) о применении мер безопасности и лечения. Поскольку норма ч. 2 ст. 450 УПК является специальной, то применяется именно она. Целесообразность применения этой нормы обусловлена и тем, что при рассмотрении вопроса о прекращении мер безопасности и лечения в отношении лиц, совершивших преступление, но заболевших психическим расстройством (заболеванием) до постановления приговора, после их излечения решается одновременно вопрос и о возобновлении производства по уголовному делу, для чего суду необходимы материалы уголовного дела, которые находятся в архиве суда, применившего принудительную меру безопасности и лечения.

Согласно ч. 6 ст. 450 УПК по результатам рассмотрения вопроса об изменении или прекращении принудительных мер безопасности и лечения судом выносится определение или постановление, что позволяет считать, что рассматриваться этот вопрос может не только судьей единолично, но и судом коллегиально. Указанная норма не соответствует п. 3 ч. 2 ст. 32 и ч. 1 ст. 402 УПК, предусматривающим только единоличное рассмотрение вопросов в стадии исполнения приговора. Поскольку ст. 402 УПК является специальной для стадии исполнения приговора, регламентирующей порядок рассмотрения всех вопросов в этой стадии, постольку ее правила распространяются и на решение вопроса о прекращении или изменении принудительных мер безопасности и лечения, т.е. вопрос об изменении или прекращении применения принудительных мер безопасности и лечения рассматривается судьей единолично.

Кроме лиц, указанных в ч. 3 ст. 450 УПК, в судебное заседание может быть вызвано также само лицо, в отношении которого рассматривается вопрос, если его состояние согласно заключению врачей-психиатров не препятствует участию в судебном заседании. Хотя УПК и не указывает на это, но представляется необходимым присутствие в судебном заседании и лиц, которым предполагается передать на попечение, под опеку или под присмотр лицо, в отношении которого рассматривается дело, или которые вынуждены с ним проживать в одном жилом помещении, а также члена комиссии врачей-психиатров, давших заключение о психическом состоянии лица. Однако неявка этих лиц в судебное заседание не препятствует рассмотрению вопроса о прекращении или изменении принудительной меры безопасности и лечения. Неявка же прокурора или защитника, для которых такое участие является обязательным, влечет отложение судебного заседания.

Судебное разбирательство происходит по общим правилам рассмотрения дела в судебном заседании в стадии исполнения приговора, предусмотренным ст. 402-2 УПК, а также в порядке, предусмотренном ст. 450 УПК. Суд исследует заключение комиссии врачей-психиатров и другие данные, указывающие на повышение или, наоборот, уменьшение общественной опасности обследуемого лица, выясняет результаты проведенного лечения, а также необходимость дальнейшего медицинского наблюдения и лечения.

По итогам рассмотрения в судебном заседании вопросов о прекращении или изменении принудительных мер безопасности и лечения с обоснованием своей позиции и заключением относительно принимаемого решения выступает прокурор, а также участвующий в судебном заседании защитник.

По результатам рассмотрения представления администрации организации здравоохранения, заключения комиссии врачей-психиатров суд выносит одно из следующих решений:

  • а) о прекращении принудительной меры безопасности и лечения;
  • б) об отказе в прекращении принудительной меры безопасности и лечения;
  • в) об изменении принудительной меры безопасности и лечения;
  • г) об отказе в изменении принудительной меры безопасности и лечения.

О принятом решении уведомляется администрация психиатрического (психоневрологического) учреждения, направившая в суд свое представление, а также лицо, инициировавшее разрешение вопроса об отмене или изменении принудительной меры безопасности и лечения. Если решением суда принудительная мера безопасности и лечения прекращена, администрация организации здравоохранения не имеет права удерживать данное лицо в психиатрическом (психоневрологическом) учреждении. Если отказано в прекращении или изменении вида принудительной меры безопасности и лечения, лечебное учреждение обязано продолжить лечение в прежнем режиме врачебного наблюдения.

В случаях прекращения принудительной меры безопасности и лечения в отношении лица судом уведомляется территориальная организация здравоохранения о необходимости установления врачебного наблюдения за этим лицом по месту жительства и решения вопроса о продолжении, при необходимости, лечения данного лица на общих основаниях в соответствии с Законом. Одновременно может быть принято решение о передаче этого лица на попечение родных или опекунов, если они были назначены этому лицу ранее, при обязательном врачебном наблюдении. Но само решение суда о назначении принудительных мер безопасности и лечения не является основанием для установления опеки или попечительства. Здесь речь идет о передаче лица ранее назначенному ему опекуну или попечителю. Если таковые ранее не назначались, вопрос об их назначении разрешается в установленном законом порядке (ст. 1109 ГК, гл. 14 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье, ст. 375 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь).

В мотивировочной части постановления судьи указывается, почему и на основании каких данных, рассмотренных в судебном заседании, суд пришел к выводу, что лицо выздоровело и по своему психическому состоянию не представляет опасности для общества, и наоборот, почему необходимо продолжение применения принудительных мер безопасности и лечения или их изменение. В резолютивной части кроме самого решения по существу должны быть отражены порядок и сроки кассационного обжалования и опротестования данного постановления.

Возобновление уголовного дела в отношении лица, к которому применена принудительная мера безопасности и лечения

Возобновление производства по уголовному делу в связи с прекращением принудительных мер безопасности и лечения допустимо лишь в отношении лица, совершившего преступление, но заболевшего психическим расстройством (заболеванием) до постановления приговора суда. Согласно ст. 104 УК это лицо может быть после выздоровления привлечено к уголовной ответственности, если не истекли установленные ст. 83 УК сроки давности привлечения к уголовной ответственности или нет других оснований, предусмотренных соответствующими ч. 1 ст. 29 и ч. 1 ст. 30 УПК, влекущих освобождение лица от уголовной ответственности. Поэтому суд, принимая решение о прекращении принудительной меры безопасности и лечения в отношении выздоровевшего лица, одновременно обязан разрешить и вопрос о дальнейшем движении данного уголовного дела, т.е. о возобновлении или прекращении производства по нему. Из смысла ч. 1 ст. 451 УПК следует, что суд в связи с прекращением принудительной меры безопасности и лечения не автоматически направляет уголовное дело для производства дознания или предварительного следствия, а решает вопрос о возможности направления дела для производства предварительного расследования. Решение этого вопроса зависит:

  1. от тяжести совершенного преступления;
  2. от времени нахождения лица в психиатрическом (психоневрологическом) учреждении и поглощении предусмотренного уголовным законом наказания за данное преступление временем нахождения больного в психиатрическом (психоневрологическом) учреждении;
  3. от наличия обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу или освобождающих лицо от уголовной ответственности.

Согласно части 1 статьи 451 УПК вопрос о прекращении принудительных мер безопасности и лечения рассматривается в соответствии со ст. 402 УПК. Но поскольку в статье 402 УПК раскрывается не столько порядок рассмотрения данной категории дел, сколько перечисляются суды, которые рассматривают вопросы, возникающие в связи с исполнением приговора, в т.ч. относительно прекращения, изменения принудительных мер безопасности и лечения, а следовательно, и возобновления производства по уголовному делу в отношении выздоровевшего лица, подлежащего уголовной ответственности, постольку в данном случае необходимо руководствоваться и нормами ст. 402-2 УПК, которые развивают положения ст. 402 УПК в части порядка разрешения вопросов в стадии исполнения приговора. Кроме этого, следует руководствоваться и нормой ст. 450 УПК, закрепляющей общие основания и порядок прекращения или изменения принудительных мер безопасности и лечения, применяемые как в отношении невменяемых, так и в отношении лиц, которые заболели психическим расстройством (заболеванием) после совершения преступления. Что же касается последних, законодатель в продолжение правил, установленных ст. 450 УПК, предусматривает и специальную норму, закрепленную в ст. 451 УПК, регламентирующую возобновление производства по уголовному делу.

Возобновляется производство по уголовному делу судом с той стадии уголовного процесса, на которой лицо заболело психическим расстройством (заболеванием). Если заболевание наступило на стадии предварительного следствия, дело направляется прокурору для организации дополнительного предварительного расследования в форме дознания или предварительного следствия в зависимости от подследственности данного уголовного дела. Поскольку совершение лицом преступления, его виновность в этом преступлении были доказаны на момент назначения принудительной меры безопасности и лечения, то дело возвращается в орган расследования для привлечения лица на общих основаниях в качестве обвиняемого (вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого, предъявления его, допроса в качестве обвиняемого), если эти процессуальные действия не были осуществлены до наступления болезни, и для выполнения других необходимых действий, в частности, связанных с окончанием производства по уголовному делу, ознакомлением с делом обвиняемого, его защитника, потерпевшего, гражданского истца, их представителей в соответствии с правилами, предусмотренными главой 30 УПК, и с направлением дела в суд для разрешения по существу.

Если же психическое расстройство (заболевание) обвиняемого наступило во время судебного разбирательства уголовного дела по обвинению его в преступлении, суд, назначивший меру безопасности и лечения, по излечении лица и прекращает ее. Этот же суд в случае возобновления производства по делу рассматривает и разрешает его по существу, в том числе назначает при наличии оснований уголовное наказание. В связи с изложенным представляется не совсем корректной норма ч. 1 ст. 451 УПК, не предусматривающая возможности возобновления производства по делу со стадии судебного разбирательства. Возможность повторного рассмотрения уголовного дела тем же судом, который рассматривал его ранее и применил принудительную меру безопасности и лечения, вытекает из содержания ст. 78 УПК.

При назначении наказания один день нахождения лица в психиатрическом (психоневрологическом) учреждении приравнивается к одному дню лишения свободы.

При необходимости применения к лицу меры пресечения в виде заключения под стражу, определяемой в порядке ст. 127 УПК, один день нахождения лица в психиатрическом учреждении приравнивается к одному дню содержания под стражей.

Если срок нахождения лица в психиатрическом (психоневрологическом) учреждении превышает максимальный срок заключения под стражу в качестве меры пресечения, последняя применена быть не может.

В случае заболевания осужденного психическим расстройством (заболеванием) во время отбывания наказания суд, назначивший в отношении его принудительную меру безопасности и лечения, после выздоровления лица прекращает эту меру и возобновляет исполнение наказания.

✪Конспект экономиста Твоя⚡Экономика