Новое в Уголовном кодексе Республики Беларусь и Уголовно-процессуальном кодексе Республики Беларусь (Закон Республики Беларусь от 31.12.2010 N 226-З, Закон Республики Беларусь от 27.12.2010 N 223-З)

Законом Республики Беларусь от 31.12.2010 N 226-З «О внесении изменения и дополнения в Закон Республики Беларусь «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее — Закон N 226-З) и Законом Республики Беларусь от 27.12.2010 N 223-З «О внесении дополнений и изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь» (далее — Закон N 223-З) внесены изменения и дополнения в Закон Республики Беларусь от 09.07.1999 N 289-З «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее — Закон N 289-З), а также в Уголовный кодекс Республики Беларусь (далее — УК) и Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь (далее — УПК). Рассмотрим новации, привнесенные Законом N 226-З и Законом N 223-З.

Так, Законом N 226-З уточнен и дополнен перечень действий, которые запрещено совершать органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, в частности: «подстрекать, склонять, побуждать граждан к совершению противоправных деяний (провокация); искусственно создавать обстановку (ситуацию), а равно оказывать на лицо, в отношении которого проводится оперативно-розыскное мероприятие, воздействие, исключающее возможность свободного выбора этим лицом характера своих деяний, в том числе реализации права на добровольный отказ от преступления».

Необходимо отметить, что запрет подстрекать (провоцировать) граждан к совершению противоправных действий существовал и ранее в Законе N 289-З. Внесенные в него дополнения только конкретизировали, что запрещено не только провоцировать, но и склонять, побуждать к совершению указанных действий. Подстрекательство, то есть склонение другого лица к совершению преступления, уголовно наказуемо. Подстрекатель является соучастником преступления и его инициатором. Склонение к совершению преступления происходит путем уговора, просьбы, убеждения, подкупа, запугивания и т.д. Подстрекатель будет нести уголовную ответственность и тогда, когда склонит лицо к совершению преступления с целью его изобличения. Закон N 289-З запрещает оказывать на лицо, в отношении которого проводится оперативно-розыскное мероприятие, воздействие, исключающее возможность свободного выбора этим лицом характера своих деяний, в том числе реализации права на добровольный отказ от преступления. В противном случае подстрекатель становится исполнителем преступления.

Законом N 223-З установлено, что осуждение лица, совершившего преступление, является основанием для взыскания с него не только имущественного ущерба и материального возмещения морального вреда, но и дохода, полученного преступным путем (ч. 3 ст. 44 УК). А доход, полученный от использования имущества, приобретенного преступным путем, является предметом специальной конфискации (ч. 6 ст. 61 УК). Добровольная же уплата такого дохода признается обстоятельством, смягчающим ответственность (п. 4 ч. 1 ст. 63 УК), условием осуждения с отсрочкой исполнения наказания (ч. 2 ст. 77 УК), освобождения от уголовной ответственности с привлечением к административной (ч. 1 ст. 86 УК), в связи с деятельным раскаянием (ч. 1 ст. 88 УК) и по основаниям, предусмотренным ст. 88-1 УК.

Из указанного следует, что доход, полученный от использования имущества, приобретенного преступным путем, — предмет специальной конфискации и он будет конфискован независимо от категории преступления и вида назначенного наказания. Далее УК дополнен положениями, направленными на поощрение лица, совершившего преступление, поведение которого свидетельствует о его деятельном раскаянии. Определено, что уплата дохода, полученного преступным путем, является обстоятельством, смягчающим ответственность. Это может стать основанием для назначения лицу наказания, не превышающего половины максимального срока или размера избранного судом вида наказания, при условии отсутствия обстоятельств, отягчающих ответственность.

Кроме того, при уплате дохода, полученного преступным путем, несовершеннолетний, осуждаемый за совершение тяжкого преступления, мужчины и женщины, достигшие возраста 60 и 55 лет соответственно, лица, впервые осуждаемые за совершение тяжкого преступления, не сопряженного с посягательством на жизнь и здоровье человека, могут рассчитывать на то, что назначенное им наказание будет отсрочено.

В случаях же, предусмотренных уголовным законом, при уплате дохода, полученного преступным путем, лицо может быть освобождено от уголовной ответственности с привлечением к административной в связи с деятельным раскаянием или добровольной уплатой такого дохода.

Законом N 223-З внесены изменения в статью 115 УК. Установлено, что «лицу, совершившему преступление в возрасте до восемнадцати лет, срок наказания в виде лишения свободы не может превышать за особо тяжкое преступление, сопряженное с умышленным посягательством на жизнь человека, — двенадцати лет».

В данном случае законодатель однозначно проявил гуманность, сократив на три года максимальный срок наказания в виде лишения свободы несовершеннолетнему, совершившему особо тяжкое преступление, сопряженное с умышленным посягательством на жизнь человека.

Надо отметить, что это положение Закона N 223-З имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших преступление до его вступления в силу.

Законом N 223-З введена специальная повторность за совершение незаконной добычи рыбы или других водных животных и незаконной охоты (ч. 2 ст. 281 и ч. 2 ст. 282 УК), а это означает, что повышенную уголовную ответственность будут нести лица, ранее судимые за такие преступления, если вновь их совершат.

Расширены рамки применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество (ч. 1 ст. 132 УПК).

Закон N 223-З предоставил органу уголовного преследования дополнительные возможности для обеспечения возмещения ущерба (вреда), причиненного преступлениями. Теперь орган дознания, следователь, прокурор или суд вправе наложить арест на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность, за их действия по любому уголовному делу (за исключением дел ускоренного производства), если преступлением причинен ущерб (вред) физическому или юридическому лицу.

Коснулись нововведения и часть 8 статьи 132 УПК, в которой сказано: «Постановление (определение) о наложении ареста на имущество может быть также отменено в случае заявления подозреваемым, обвиняемым или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, ходатайства об освобождении имущества от ареста для его реализации в целях возмещения ущерба (вреда), причиненного преступлением, уплаты дохода, полученного преступным путем, других имущественных взысканий под контролем органа, в производстве которого находится уголовное дело. Порядок реализации такого имущества устанавливается Советом Министров Республики Беларусь».

Таким образом, органу, в производстве которого находится уголовное дело, предоставлено право отменить арест на имущество, если подозреваемый, обвиняемый или лица, несущие по закону материальную ответственность за их действия, заявили ходатайство об освобождении имущества от ареста для его реализации в целях возмещения ущерба (вреда), причиненного преступлением, уплаты дохода, полученного преступным путем, других имущественных взысканий под контролем органа, в производстве которого находится дело. Но реализация этого положения станет возможной по мере вступления в силу нормативного правового акта, который определит порядок реализации такого имущества.

Внесено дополнение в статью 164 УПК: «Соединение уголовных дел допускается в случаях, когда лица, подлежащие привлечению в качестве обвиняемых (подозреваемых), не установлены, но имеются достаточные основания полагать, что несколько преступлений совершены одним лицом или группой лиц».

Одна из важных задач в деятельности органов уголовного преследования — это реализация принципа неотвратимости уголовной ответственности. На более эффективную реализацию указанного принципа направлены и дополнения, внесенные в УПК. Предусмотрено соединение в одном производстве уголовных дел в случаях, когда лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого или подозреваемого, не установлено. Принятие таких решений должно основываться на веских аргументах в пользу того, что несколько преступлений совершены одним лицом или группой лиц. Не схожесть преступлений, а наличие связи между ними, основанной на оценке собранных доказательств, может указывать на необходимость объединения разных производств в одно.

Закон N 223-З дополнил УПК положениями о восстановлении утраченных уголовных дел либо их отдельных материалов. Этому посвящена статья 165-1 УПК.

В названной статье УПК речь идет о восстановлении утраченного уголовного дела (к примеру, в результате хищения, пожара и т.д.), то есть производства, которое ведется или велось по поводу совершенного преступления, или его отдельных материалов (к примеру, некоторых документов). Однако восстановить доказательство не всегда возможно (например, из-за безвозвратности утраты). Трудно представить и восстановление дословного содержания протоколов, в которых зафиксированы показания участника уголовного процесса или результаты осмотра места происшествия, либо утраченного вещественного доказательства. Поэтому Закон N 223-З и предусмотрел проведение следственных и других процессуальных действий, восстановление дела по сохранившимся предметам и копиям документов.

Внесены поправки в статьи 207 и 225 УПК, касающиеся производства следственного эксперимента и проверки показаний в жилище или ином законном владении, которые теперь могут проводиться в этих помещениях только с согласия собственника или проживающих в них совершеннолетних лиц либо по постановлению органа уголовного преследования с санкции прокурора (его заместителя). Следовательно, для органов уголовного преследования процедура проведения указанных следственных действий усложнилась. Сейчас при проведении следственного эксперимента и проверки показаний в жилище, ином законном владении требуются и согласие собственника (совершеннолетнего лица), и вынесение постановления, и санкция прокурора, и участие понятых при следственном эксперименте. В целом, надо полагать, это оправданно, ведь речь идет о соблюдении конституционных гарантий граждан. Добавим, что такой же порядок предусмотрен и при проведении некоторых других следственных действий.