О доходе аффилированного лица в рамках сделки хозяйственного общества с юридическим лицом, в котором аффилированное лицо является членом органа управления или занимает должность в органах управления (часть 1)

Рассматривая категорию сделок с заинтересованностью аффилированных лиц хозяйственного общества, а именно сделки между хозяйственным обществом и юридическими лицами, членами органов управления которых являются аффилированные лица хозяйственного общества или в которых аффилированное лицо (лица) занимает должность в органах управления, прежде всего необходимо отметить, что организация, т.е. система органов, является одной из важнейших характеризующих черт юридического лица по праву Республики Беларусь.

Однако не все юридические лица, подъюрисдикционные белорусскому праву, обладают органами управления. Так, полные и коммандитные товарищества указанных органов не имеют. Следовательно, сделки хозяйственного общества с подобными лицами не образуют анализируемую нами категорию сделок с заинтересованностью аффилированного лица хозяйственного общества. Применительно же к сделкам хозяйственного общества со всеми остальными юридическими лицами возможность наличия рассматриваемой категории сделок с заинтересованностью аффилированных лиц хозяйственного общества присутствует.

Анализируя далее излагаемые отношения, необходимо отметить, что рассматриваемая категория сделок с заинтересованностью аффилированных лиц хозяйственного общества указывает исключительно на заинтересованность физических лиц — аффилированных лиц хозяйственного общества.

Приведенный в предыдущем абзаце тезис основывается на том, что в белорусском праве должности в органах управления могут занимать или членами органов управления могут являться исключительно физические лица.

Иными словами, белорусский законодатель не признает возможности ни членства в органах управления, ни уж тем более занятия должностей в органах управления юридическими лицами.

Переходя непосредственно к анализу приведенных законодателем в рамках данной категории сделок с заинтересованностью аффилированных лиц хозяйственного общества понятий, а именно понятия «лица, занимающие должности в органах управления или являющиеся членами органов управления», необходимо отметить следующее.

Прежде всего следует подчеркнуть, что если понятие «члены органов управления» юридического лица может быть хотя бы каким-то образом более или менее точно «выкристаллизовано» в силу того, что юридическое лицо в белорусском праве (как и практически во всех правовых системах мира) является порождением правопорядка, то структура органов управления юридического лица в основном определяется именно в законодательстве, хотя для некоторых форм (видов) юридических лиц законодатель не соблюдает указанное правило, но в такой ситуации структуру соответствующих органов можно извлечь из учредительных документов юридического лица. Таким образом, в большинстве случаев понятно, кто относится к членам органов управления соответствующего юридического лица, а кто нет. К такому понятию, как лица, занимающие должности в органах управления, подходить можно по-разному.

Необходимо отметить, что, с одной стороны, в любом юридическом лице должно быть штатное расписание, в котором отражается перечень должностей работников, но с другой стороны, указанный перечень не имеет никакого отношения к должностям в органах управления.

Изложенное объясняется тем, что, например, в дирекции могут быть должности согласно штатному расписанию, но эти должности совпадают с членством в указанном органе управления. В связи с последним нам сложно определить, что имел в виду законодатель под термином «должности в органах управления».

Правда, мы можем предположить, что речь идет о должностях, привычно (традиционно) относимых к так называемым руководящим должностям, иначе, должностям топ-менеджеров.

Однако такие должности, как, например, должность первого заместителя генерального директора, или главного инженера, или главного бухгалтера, в случае если в соответствующем юридическом лице не образуется коллегиальный исполнительный орган и указанные лица не входят в состав этого органа, не имеют в действительности никакого отношения к должностям в органах управления.

В связи с изложенным, безусловно, при правоприменении возникнет проблема именно с анализируемой нами правовой категорией. При этом мы считаем, что первый приведенный нами подход к такой категории точно соответствует законодательству Республики Беларусь, а второй — предполагаемому взгляду законодателя на указанные отношения.

Мы не знаем, по какому пути пойдет правоприменительная, в частности судебная, практика, но, на наш взгляд, все-таки нельзя оценивать законодательные положения, исходя из предполагаемого взгляда на них тех лиц, которые разрабатывали соответствующий законодательный акт. Толковать закон необходимо исходя из того, что получилось, а не предполагалось. В связи с указанным мы считаем более правильной приведенную нами первой позицию.

Возвращаясь к членству в органах управления, еще раз отмечаем, что гражданский законодатель Республики Беларусь исходит из того, что структура органов юридического лица определяется не только законодательными актами, но и учредительными документами юридического лица. Иными словами, перечень органов юридического лица соответствующей организационно-правовой формы, прежде всего, определяется в акте законодательства, но при наличии диспозитивности может видоизменяться (корректироваться) учредительными документами конкретного юридического лица.

При этом следует обратить внимание на то обстоятельство, что абзац пятый части первой статьи 57 Закона Республики Беларусь от 09.12.1992 N 2020-XII «О хозяйственных обществах» (далее — Закон) напрямую указывает на то, что лишь занятие аффилированным лицом должностей в органах управления юридического лица или его членство в органах управления юридического лица приводит к признанию сделок такого юридического лица с хозяйственным обществом в качестве сделок с заинтересованностью аффилированных лиц хозяйственного общества. В связи с этим членство аффилированных лиц хозяйственного общества в контрольных органах не приводит к отнесению сделок между хозяйственным обществом и указанным юридическим лицом к сделкам с заинтересованностью аффилированных лиц хозяйственного общества.

В силу белорусского права под органами управления понимаются органы, которые обладают правом (которое одновременно является для них и обязанностью) по управлению деятельностью юридического лица, которое определяется через право ведения дел, право представительства вовне, право руководства работниками юридического лица. Причем некоторые из органов управления наделяются всеми указанными выше функциями, другие — только некоторыми из них.

Под органами контроля понимаются органы, чья функция состоит в проверке действий (фиксировании бездействия) органов управления юридического лица. Иными словами, у органов контроля нет непосредственно функций по совершению исполнительно-распорядительных действий.

Рассматривая интересующую нас категорию сделок с заинтересованностью аффилированного лица, нельзя не обратить внимание и на то обстоятельство, что в акционерных обществах, обществах с ограниченной ответственностью, обществах с дополнительной ответственностью и унитарных предприятиях возможен вариант функционирования исполнительной власти в виде не образования исполнительного органа, а по аналогии с законодательством ряда государств заключения гражданско-правового договора (чаще всего смешанного договора с элементами поручения и возмездного оказания услуг или подряда), в силу которого полномочия по представлению общества (унитарного предприятия) вовне передаются управляющему (физическому лицу — индивидуальному предпринимателю без образования юридического лица) либо управляющей организации (коммерческой организации), которые, не являясь органом общества (унитарного предприятия), представляют его интересы и несут гражданско-правовые обязанности и ответственность как коммерческие представители общества (унитарного предприятия). Например, если они выходят за пределы предоставленных им полномочий, они обязывают себя лично, а не юридическое лицо.

Причем в силу того что указанный управляющий (как и управляющая организация) не является органом управления соответствующего юридического лица, обладание аффилированным лицом хозяйственного общества статусом управляющего не приводит к возникновению интересующей нас категории сделок с заинтересованностью аффилированного лица хозяйственного общества.

Однако, безусловно, рассматриваемые нами обстоятельства образуют сделки с заинтересованностью аффилированного лица хозяйственного общества, но речь в данном случае идет не о категории сделок с заинтересованностью аффилированного лица в виде сделки хозяйственного общества с юридическим лицом, в котором аффилированные лица такого хозяйственного общества занимают должности в органах управления и являются членами органов управления, а о сделке с заинтересованностью аффилированного лица в виде сделки между хозяйственным обществом и юридическим лицом, чьи интересы представляет аффилированное лицо хозяйственного общества.

Иными словами, если управляющий хозяйственного общества или унитарного предприятия является аффилированным лицом другого хозяйственного общества, то при совершении последним хозяйственным обществом сделок с указанным первым хозяйственным обществом или унитарным предприятием и представлением интересов такого общества или унитарного предприятия в указанной сделке управляющим мы наблюдаем сделки хозяйственного общества с юридическим лицом, в чьих интересах в рамках взаимоотношений с хозяйственным обществом действует его аффилированное лицо.

Заканчивая рассмотрение существа интересующей нас категории сделок с заинтересованностью аффилированного лица хозяйственного общества, отметим, что использование законодателем понятия «занимает должности» сужает перечень возможных сделок с заинтересованностью аффилированного лица до юридических лиц, в которых определенное аффилированное лицо именно занимает определенную должность (или, как мы отметили выше, скорее, является членом соответствующего органа управления), а следовательно, если аффилированное лицо, влияя на управление, не занимает должность, установленную штатным расписанием (или не является членом соответствующего органа управления), то перед нами юридическое лицо, совершение сделок с которым законодателем не ограничивается.

Переходя к интересующему нас вопросу о возможности обращения взыскания хозяйственного общества на косвенный доход аффилированного лица от сделки хозяйственного общества с заинтересованностью аффилированного лица, совершенной заведомо не в интересах соответствующего хозяйственного общества, если указанную сделку предложило к заключению аффилированное лицо и (или) данное аффилированное лицо не предприняло мер по ее предотвращению, отметим, что применительно к интересующей нас категории соответствующих сделок, возможно, речь необходимо вести о заработной плате и ином вознаграждении аффилированного лица, занимающего должность в органах управления соответствующего юридического лица, или о сумме вознаграждения, выплачиваемой члену органа управления соответствующего юридического лица за работу в указанном органе.

При этом если сконцентрировать свое внимание на заработной плате и дополнительном вознаграждении, выплачиваемом аффилированному лицу, которое занимает должность в органах управления соответствующего юридического лица, то необходимо отметить, что нельзя вести речь об указанных выплатах как таковых, а необходимо идентифицировать эти выплаты с интересующей нас сделкой с заинтересованностью аффилированного лица, совершенной заведомо не в интересах хозяйственного общества.

Осуществляя указанную идентификацию, прежде всего необходимо отметить, что оклад и надбавки (дополнительные выплаты), которые выплачиваются аффилированному лицу как работнику соответствующего юридического лица (лица, занимающего должность в органе управления) вне зависимости от результатов деятельности такого юридического лица, то есть вне зависимости от полученного соответствующим юридическим лицом дохода от сделки с заинтересованностью аффилированного лица хозяйственного общества, применительно к интересующему нас косвенному доходу учитываться ни при каких условиях не должны.

Последнее объясняется тем, что даже если рассматривать указанный оклад и надбавки в качестве дохода определенного аффилированного лица, то и тогда мы должны констатировать, что указанный доход не может определяться как доход, полученный вследствие совершения хозяйственным обществом сделки с заинтересованностью аффилированного лица заведомо не в интересах этого хозяйственного общества, заключенной по предложению этого аффилированного лица и (или) в связи с непринятием указанным аффилированным лицом мер по предотвращению ее заключения.

Иными словами, мы хотим отметить, что оклад и указанные выше надбавки выплачиваются интересующему нас аффилированному лицу вне зависимости от соответствующей интересующей нас сделки. Таким образом, в качестве косвенного дохода по такой сделке они рассматриваться не могут, так как вне зависимости от совершения или несовершения такой сделки, а также вне зависимости от ее доходности для юридического лица, в органах управления которого аффилированное лицо занимает должность, то есть будет указанная сделка для такого юридического лица сверхдоходной или, наоборот, убыточной, аффилированное лицо как работник интересующего нас юридического лица все равно указанный оклад и надбавки получит.

Если не имеется прямой или даже косвенной связи между указанными выплатами и доходом, полученным аффилированным лицом от сделки с заинтересованностью аффилированного лица заведомо не в интересах хозяйственного общества, то такие выплаты нельзя относить к доходу, регламентируемому частями третьей, пятой статьи 57-1 Закона, то есть к тому доходу, на который может обратить взыскание хозяйственное общество.

Однако при широком понимании рассматриваемого явления можно занять позицию, связанную с тем, что соответствующее аффилированное лицо, скорее всего, не предложило бы хозяйственному обществу к заключению сделку с заинтересованностью такого аффилированного лица заведомо не в интересах хозяйственного общества и (или) не предприняло бы мер по предотвращению такой сделки, если бы оно не работало в соответствующем юридическом лице — стороне сделки с хозяйственным обществом и не получало бы в указанном лице оклад и надбавки к такому окладу.

Тем самым (приводя указанную позицию) мы хотим отметить, что побудительным мотивом для соответствующего аффилированного лица предложить хозяйственному обществу заключить интересующую нас сделку и (или) не предпринять мер по ее предотвращению может быть не получение какого-либо дополнительного дохода от совершения юридическим лицом с хозяйственным обществом соответствующей сделки, а сохранение им уже имеющегося дохода.

Другими словами, аффилированное лицо может предложить хозяйственному обществу заключить интересующую нас сделку и (или) не предпринять мер по ее предотвращению, для того чтобы указанное аффилированное лицо, например, не было уволено с соответствующей должности.

В таком случае оклад и надбавки данного аффилированного лица в соответствующем юридическом лице — это и есть тот доход, который получен указанным аффилированным лицом от соответствующей сделки с заинтересованностью аффилированного лица, совершенной заведомо не в интересах хозяйственного общества.

Таким образом, излагаемый последним подход базируется на том, что не было бы такой сделки и не было бы у аффилированного лица соответствующего дохода в виде его оклада и надбавок.

Однако применительно к описанной нами последней позиции все равно возникнет вопрос, связанный с необходимостью определения того периода, за который необходимо взыскать соответствующий доход, то есть оклад и надбавки.

Иными словами, в рамках второго подхода неизбежно возникает следующий вопрос: указанный доход (оклад и надбавки) должен быть взыскан за месяц работы аффилированного лица в соответствующем юридическом лице, за два, три месяца или за все месяцы, следующие за месяцем совершения сделки с заинтересованностью аффилированного лица заведомо не в интересах хозяйственного общества, и даже более, включая тот месяц, в котором совершена интересующая нас сделка?

Рассматривая последнее обстоятельство, отмечаем, что если занимать изложенную нами вторую позицию, то логичным представляется как раз именно последний из предложенных нами вариантов в виде обращения взыскания хозяйственного общества на оклад и надбавки за все месяцы работы аффилированного лица в юридическом лице — стороне сделки с хозяйственным обществом начиная с месяца совершения сделки и до месяца заявления требования о взыскании соответствующего дохода.

Однако при таком взгляде на описываемые нами отношения мы неизбежно, даже в случае если удастся доказать, что благодаря заключению соответствующим юридическим лицом сделки с хозяйственным обществом с заинтересованностью аффилированного лица заведомо не в интересах хозяйственного общества соответствующее аффилированное лицо было не уволено, а сохранило свою должность, вступаем в противоречие уже с принципами трудового права Республики Беларусь.

В связи с этим из двух излагаемых подходов нам представляется более корректным первый. При этом отмечаем, что однозначности по этому поводу в белорусском праве все-таки нет.

Несколько иная ситуация наблюдается в отношении дополнительной выплаты, получаемой аффилированным лицом как работником соответствующего юридического лица уже непосредственно от дохода, полученного указанным юридическим лицом от его сделки с хозяйственным обществом с заинтересованностью аффилированного лица заведомо не в интересах хозяйственного общества.

Тем самым мы хотим отметить, что если аффилированному лицу как работнику хозяйственного общества выплачивается часть прибыли хозяйственного общества или премия за конкретный результат и указанная часть прибыли или премия точно идентифицируются с доходом хозяйственного общества от интересующей нас сделки, то применительно к изложенному нами выше взгляду на доход аффилированного лица в рамках трудовых отношений на указанный доход может быть обращено взыскание хозяйственного общества для возмещения причиненных такому обществу убытков от сделки хозяйственного общества с заинтересованностью аффилированного лица, заключенной заведомо не в интересах этого общества по предложению аффилированного лица и (или) когда аффилированное лицо не приняло мер по предотвращению заключения указанной сделки.

Иными словами, мы хотим подчеркнуть то обстоятельство, что если между доходом аффилированного лица и совершенной хозяйственным обществом сделкой с заинтересованностью указанного аффилированного лица заведомо не в интересах хозяйственного общества есть прямая или косвенная связь, а в приведенной в предыдущем абзаце ситуации такая связь наблюдается, то такой доход аффилированного лица должен рассматриваться в качестве источника возмещения убытков хозяйственного общества в порядке, предусмотренном частями третьей, пятой статьи 57-1 Закона.

При этом и применительно к рассматриваемой категории сделок с заинтересованностью аффилированного лица нельзя не подчеркнуть то обстоятельство, что если аффилированному лицу как работнику юридического лица — стороне интересующей нас сделки с хозяйственным обществом выплачивается дополнительный доход в виде части прибыли или премии, которую не удается идентифицировать с соответствующей сделкой с заинтересованностью аффилированного лица полностью или не удается в рамках указанного дохода идентифицировать ту ее часть, которая относится на сделку с заинтересованностью аффилированного лица хозяйственного общества, заключенную заведомо не в интересах этого хозяйственного общества, то в этом случае мы считаем, что нет оснований при изложенном подходе на доход в рамках трудовых отношений обращать взыскание хозяйственного общества на указанный доход.

Применительно к приводимому нами подходу к понятию «доход аффилированного лица» нельзя не отметить, что еще более сложной представляется ситуация с выплатами аффилированному лицу уже не в связи с занятием им должности в органах управления соответствующего юридического лица — стороны сделки с хозяйственным обществом, а в связи с членством аффилированного лица в органах управления интересующего нас юридического лица.

По данному поводу отметим, что речь идет о членстве аффилированного лица, прежде всего, в совете директоров (наблюдательном совете) или ином сходном с указанным органом по своей правовой природе органом. Последнее объясняется тем, что членство в коллегиальном исполнительном органе, например в дирекции (правлении) хозяйственного общества, в белорусской правоприменительной практике, как правило, сопряжено с занятием какой-либо иной должности в соответствующем юридическом лице. В любом случае членство в коллегиальном исполнительном органе сопряжено с включением члена коллегиального исполнительного органа как определенной единицы в штатное расписание юридического лица. В таком случае есть полное основание рассматривать в том числе и применительно к интересующим нас отношениям члена коллегиального исполнительного органа не только (и не столько) в качестве члена органа управления юридического лица, но и (сколько) в качестве работника соответствующего юридического лица, применительно к указанным отношениям — лица, занимающего должность в органах управления соответствующего юридического лица — стороны сделки с хозяйственным обществом, совершенной заведомо не в интересах этого хозяйственного общества.

Переходя к анализу существа вознаграждения, которое выплачивается члену совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества или члену иного органа управления в юридическом лице другой организационно-правовой формы, сходного по своей правовой природе с советом директоров (наблюдательным советом), необходимо отметить, что члены совета директоров (наблюдательного совета) не состоят с хозяйственным обществом ни в трудовых, ни в гражданско-правовых отношениях. Указанные лица находятся с хозяйственным обществом в особых корпоративных отношениях.

Указанные особые корпоративные отношения предусматривают и особую оплату члену совета директоров (наблюдательного совета), которая в законодательстве Российской Империи определялась как посессионная оплата.

В соответствии с подходом в настоящее время, то есть в силу части восьмой статьи 51 Закона, членам совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества, если это предусмотрено уставом и (или) установлено его общим собранием, в период исполнения ими своих обязанностей могут выплачиваться вознаграждения и (или) компенсироваться расходы в размерах, установленных общим собранием участников хозяйственного общества.

Таким образом, осуществление таких выплат основано не на Законе, а на решениях и положениях устава общества с ограниченной ответственностью, акционерного общества, общества с дополнительной ответственностью.

Белорусский законодатель обусловливает выплату рассматриваемых сумм исключительно наличием прямого указания на это в уставе конкретного акционерного общества, общества с ограниченной ответственностью, общества с дополнительной ответственностью либо решении общего собрания участников.

В силу приведенных выше законодательных положений в отношении выплаты вознаграждения (компенсации расходов) членам совета директоров (наблюдательного совета) возможно:

  1. отсутствие каких-либо выплат за выполнение членами совета директоров (наблюдательного совета) своих обязанностей;
  2. выплата вознаграждения членам совета директоров (наблюдательного совета) в период исполнения ими своих обязанностей;
  3. компенсация расходов, понесенных членом совета директоров (наблюдательного совета) в связи с исполнением им своих обязанностей;
  4. одновременная выплата вознаграждения и компенсация произведенных (понесенных) расходов члену совета директоров (наблюдательного совета) конкретного общества с ограниченной ответственностью (общества с дополнительной ответственностью).

Реализация одного из приведенных вариантов основывается, как отмечено выше, либо на положениях устава общества, либо на решении общего собрания.

При этом для реализации первого варианта, т.е. отсутствия каких-либо выплат члену совета директоров (наблюдательного совета) за выполнение им своих обязанностей, не требуется прямого указания на это в уставе акционерного общества, общества с ограниченной ответственностью, общества с дополнительной ответственностью или в решении его общего собрания. Данный вариант действует, когда ни в уставе, ни в решении общего собрания участников не предусмотрена возможность выплаты члену совета директоров (наблюдательного совета) вознаграждения за его работу или компенсации его расходов, понесенных в связи с осуществлением им функций члена совета директоров (наблюдательного совета).

Когда речь идет о применении в конкретном акционерном обществе, обществе с ограниченной ответственностью, обществе с дополнительной ответственностью второго, третьего или четвертого вариантов выплаты, в уставе либо в решении общего собрания участников на это должно быть прямое указание.

При этом возможно применение и так называемого комбинированного подхода, когда в уставе акционерного общества, общества с ограниченной ответственностью, общества с дополнительной ответственностью просто предусматривается возможность выплаты вознаграждения и (или) компенсации расходов, а уже сам размер этих выплат устанавливается общим собранием участников. Последнее объясняется тем, что устав конкретного акционерного общества, общества с ограниченной ответственностью, общества с дополнительной ответственностью не может (не должен) содержать определенный размер вознаграждения и компенсации, выплачиваемых членам совета директоров (наблюдательного совета).

Анализ практики применения законодательства об уголовной ответственности в области предпринимательской деятельности... В последние годы государством и обществом принимаются меры по становлению Республики Беларусь как правового социального государства, которые содействуют укреплению правопорядка, более полному обеспечению прав и законных интересов граждан, повышению уровня правовой культуры населения. В настоящее время одним из основных стратегических факторов устойчивого социально-экономического развития республики является создание благоприятных условий для предпринимательской деятельности, раскрепощения деловой инициативы и творческого потенциала граждан. В целях дальнейшей либерализации белорусской экономики, повышения ее конкурентоспособности и создания благоприятных условий для динамичного и устойчивого развития были приняты такие программные документы, как Концепция совершенствования системы мер уголовной ответственности и порядка их исполнения <1>, утвержденная Указом Президента Республики Беларусь от 23.12.2010 N 672 (далее - Концепция), и Директива Президента Республики Беларусь от...
Расчетный листок Правовое регулирование Конвенция Международной организации труда N 95 "Относительно защиты заработной платы" (заключена в г. Женеве 01.07.1949), для Беларуси вступила в силу с 04.08.1962). Согласно ст. 14 указанной Конвенции должны быть предприняты эффективные меры для того, чтобы удобным и легко понятным способом информировать трудящихся во время каждой выплаты о составных элементах заработной платы за каждый данный период, в той мере, в какой эти элементы могут меняться. Трудовой кодекс Республики Беларусь (далее - ТК). В соответствии со ст. 80 ТК наниматель при выплате заработной платы ежемесячно обязан выдавать каждому работнику расчетный листок с указанием в нем составных частей заработной платы, причитающейся ему за соответствующий период, размеров удержаний из заработной платы, а также общей суммы заработной платы, подлежащей выплате. Правила внутреннего распорядка лечебно-трудовых профилакториев Министерства внутренних дел Республики Беларусь, утвержденные постановлением...
О сроках выплаты среднего заработка за время трудового отпуска В трудовой деятельности работников период отдыха (отпуска) рассматривается как социальная государственная гарантия, обеспечивающая конституционное право граждан на отдых, в том числе на отпуск. Традиционно в юридической литературе под отпуском понимается свободное от работы время в течение установленного законом количества дней . Правовое регулирование трудовых и социальных отпусков осуществляется на основании главы 12 Трудового кодекса Республики Беларусь (далее - ТК) . Важной трудовой обязанностью нанимателя является соблюдение сроков выплаты среднего заработка за время трудового отпуска работника. В практической деятельности организаций и предприятий сроки выплаты среднего заработка за это время применяются по-разному. Этому способствуют имеющиеся разночтения в содержании инструкций , тарифных соглашений , условий контрактов с государственными служащими , примерной формы контрактов со специалистами сельского хозяйства , а также с научными, педагогическими, медицинскими, фармацевт...
Трудовой договор с временным работником как гибкая форма занятости Использование гибких форм занятости позволяет эффективно использовать труд всех социально-демографических групп населения. Между тем до настоящего времени понятие "гибкие формы занятости" не легализовано ни в национальном законодательстве, ни в международных правовых актах. Это понятие определяется учеными по-разному, но так или иначе большинство из них приходят к единому мнению о том, что это нестандартные, нетипичные формы занятости, при которых трудовые отношения отличаются от трудовых отношений, основанных на трудовом договоре на неопределенный срок. В данной статье речь пойдет о трудовых отношениях на основе такого нетрадиционного трудового договора, как трудовой договор временного характера, который предопределяет статус работника как временного. Понятие временных работников В соответствии со ст. 292 Трудового кодекса Республики Беларусь (далее - ТК) временными признаются работники, принятые на работу на срок до 2 месяцев, а для замещения временно отсутствующего работника, з...
О доходе аффилированного лица в рамках сделки хозяйственного общества с юридическим лицом, в котором аффилированное лицо является членом органа управления или занимает должность в органах управления (... В связи с рассматриваемыми отношениями еще раз необходимо подчеркнуть то обстоятельство, что член совета директоров (наблюдательного совета) не выполняет трудовую функцию в обществе, т.е. не работает в данном юридическом лице на основе трудового договора (контракта). Не заключается с членом совета директоров (наблюдательного совета) и договор гражданско-правового характера. Данное лицо осуществляет свои функции на основе так называемого третьего вида правоотношений, а именно корпоративных отношений на посессионной основе. В силу указанной основы предполагается выплата вознаграждения члену совета директоров (наблюдательного совета) не за соответствующий календарный период, например ежемесячно, а лишь на время исполнения им своих обязанностей. Вознаграждение выплачивается именно за прибытие на заседание совета директоров (наблюдательного совета) и за участие в работе указанного органа. Таким образом, решением общего собрания участников на основе устава конкретного акционерног...
✪Конспект экономиста Твоя⚡Экономика